Реки

Строго говоря, под «малыми» следует понимать и весьма полноводные реки. По стандартам, принятым в гидрологии, в Подмосковье все реки, кроме Оки, Волги и Москвы-реки, относятся к «малым». Даже такие, как Клязьма, Дубна, Пахра… Мы же немного понизим планку. Отнесем данные реки к несуществующей в официальной гидрологии категории «средние», а под «малыми» будем понимать те, характерная ширина которых не превышает 20–25 м.

Отдельно обозначим микроречки. Это те, которые в некоторых местах можно буквально перепрыгнуть с берега на берег. Средняя их ширина — около 4–5 м. Вообще-то такие речки уместнее именовать ручьями, но «микроречка» все жезвучит посолиднее. Да и щука там, бывает, попадается раз- мерчика, который далеко не «микро».

Речки, в которых мы ловим щуку, очень сильно различаются по глубинам и течению. Часто это обусловлено тем, что свободный ток воды чем-то задерживается. Такие препятствия могут быть как естественные, так и искусственные. Первые более характерны для северных регионов, где реки текут среди каменисто-скалистых берегов. А вот искусственные препятствия, например плотины, встречаются повсеместно. Непременно стоит отметить, таковыми могут быть не только рукотворные, то есть построенные человеком плотины, но и плотины, образовавшиеся из-за деятельности бобров. Как бы там ни было, для малых рек очень распространена картина, когда последовательность искусственных или природных преград создает цепочку из участков с разным характером глубин и течения. Это очень важно, так как тактика ловли щуки часто привязана к местам с определенной глубиной и течением.

Заметим, что в данный момент мы говорим о небольших плотинах. Они поднимают воду на многие десятки метров, и река остается рекой, то есть не разливается, как если бы она не была подпружена. Иначе речка бы превратилась в полноценный пруд, а о них мы еще поговорим отдельно.

Некоторые реки по каким-то не всегда понятным соображениям спрямляют, превращая их фактически в каналы. Например, это Нара, Нерская и Гжелка в нижнем течении. Рыбалка на таких участках становится менее интересной. Обычно же русло реки представляет собою более или менее выраженный меандр (извилистую линию). На поворотах реки, как правило, образуются ямы, прямые участки («трубы») — они мелководнее. Однако иногда встречаются и русловые ямы. Там глубина достаточно значительная, хотя река и несет свои воды прямо, никуда не поворачивая.

Поперечный профиль реки может представлять собою и банальное «корыто», и весьма замысловатый контур. Например, под берегом глубина резко увеличивается до метра с лишним, к середине реки идет выход на полуметровую отмель, а под противоположным берегом обнаруживается провал почти в два метра. Варианты здесь возможны самые разные. Отмечу, что на малых реках донный рельеф часто легко читается чисто визуально: на отмелях дно просматривается, а на глубоких местах вода темная. Это очень важно, поскольку ловля на малых речках в большинстве случаев привязана к донному рельефу.

Малые речки часто бывают сильно закоряжены. Тут и естественное попадание в воду кустов и деревьев с подмытых берегов (особенно в весеннее половодье), и последствия деятельности все тех же бобров. Наш хищник-засадчик часто жалует коряжник своим присутствием, поэтому наличие под водой «древесины», как и легко читаемый донный рельеф, облегчает нам поиск щуки.

Трава, коей тоже хватает на небольших речках, может, в зависимости от конкретных обстоятельств, быть и другом, и врагом. Слабопроточные участки речек порою зарастают так сильно, что ловля становится гораздо более тяжелой технически: не речной, а «болотной». Этот вариант, впрочем, по-своему тоже интересен… А вот там, где травы относительно немного, растительность можно использовать в качестве индикатора вероятного присутствия щуки.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх