С ДЖЕРКБЕЙТАМИ НА МАЛОЙ ВОДЕ

сли поразмыслить трезво и объективно, то этого не может быть, потому что не может быть никогда. В самом деле, джеркбейтовая снасть с мощнейшей мультипликаторной «палкой», полноценным «бочонком», шнуром прочностью либров от тридцати, поводком, похожим на вязальную спицу, и «обрубком ножки от табуретки» на конце — это все вызывает в воображении бескрайние просторы: Великие американские озера, раскаты Северного Каспия или окрестности острова Рюген… Я просто назвал несколько характерных мест на карте Земли, где снимались некоторые известные видеофильмы, в которых основной темой проходит как раз ловля щуки на джеркбейты. Были, конечно, и водоемчики менее масштабные, которые тем или иным образом отмечены в фильмах и публикациях, посвященных «джеркам», но все равно речь в последних идет о водных площадях, грубо говоря, от километра на километр и выше.

Как я дошел до такой жизни, что решил попробовать «джерки» в местах, где от падения приманки на воду брызги долетают до обоих берегов? Честно говоря, уже и не помню, что побудило пойти на такой сомнительный эксперимент. Но в тот самый первый раз — было это где-то в 2001 году — я волевым образом заставил себя оставить дома традиционный среднелегкий спиннинг и отправился в сторону Гжелки (опять той самой!) с тяжелым «мультовым» инструментом. Наверное, просто захотелось свежих ощущений. И я их в полной мере получил.

После той рыбалки последовало еще несколько на Гжелке, ее притоке Дорке и окрестных польдерах. Потом к теме джеркбейтов на малой воде я обращался один-два раза за сезон, но статистику кое-какую поднабрал. В общей сложности насчитывается полтора десятка результативных рыбалок — судите сами, много это или мало. Я же все-таки попробую сделать кое-какие обобщения и подвести под этот необычный вид рыбалки методологическую базу.

Начнем с ключевого элемента джеркбейтовой снасти — самого джеркбейта. У термина «джеркбейт» есть два варианта трактовки. Это нечто подчеркнуто тяжелое и брутально исполненное и почти все то, что мы обобщенно относим к рывковым приманкам, включая и многие воблеры-минноу «обычной» величины (скажем, длиной 10–12 см). О воблерах-минноу скромного размера мы поговорили выше. А теперь если и будем говорить о минноу, то о таких, чей размер можно было бы назвать «нескромным», то есть граммов от тридцати и выше.

Четко оговоренной границы между полноценными джерк- бейтами (теми самыми «большими и страшными») и «приманками, приближенными к ним», не существует. Мы же в рамках нашей сегодняшней темы обозначим нижнюю планку в 30 г, ну а верхнюю заявим примерно в 100 г. Соответственно, в круг наших интересов попадает и большая часть полноценных джеркбейтов, и много чего другого, весьма и весьма интересного. Попадают сюда и просто очень крупные воблеры-минноу, и увесистые безлопастные составники.

Понятно, что условия малых водоемов и береговой вариант ловли предполагают, что мы пользуемся мелководными приманками. Это существенное замечание, поскольку если взять два минноу одной серии, которые выполнены по одним пропорциям, но разных размеров (например, из линейки Aise Klassik), то воблеры длиною 8 и 15 см будут очень сильно отличаться по рабочим глубинам — раза в два с половиной. В нашем с вами случае это критично. Нас устраивают в основном те приманки (и крупные тоже), что заглубляются в пределах метра-полутора. Поэтому если берем крупные минноу, то подчеркнуто мелководные. С тонущими безлопастными сос- тавниками проще: глубину их хода мы контролируем сами — за счет скорости проводки и высоты положения вершинки спиннинга. И с большинством из тонущих составников как раз легче всего управляться на небольших глубинах. Разные вариации на тему «Смайлера» (очень популярный тип «джерка», знакомый нам больше по модели от Aise) подходят почти идеально. Как и тонущие «джерки» плоской геометрии «карась» (например, Belly Buster от Strike Pro).

Джерковая рыбалка на малых водоемах, как это ни странно, может быть менее затратной, чем ловля на джеркбейты в более классическом ее варианте. А все потому, что возможно применение не «мульта», а безынерционной катушки. Более того, в некоторых случаях «мясорубка» даже, пожалуй, предпочтительнее.

Эти ситуации в первую очередь возникают при ловле с основательно заросших берегов, где с «мультом» управляться сложнее, чем с «мясорубкой». Но отмечу тут два момента. Во- первых, совсем уж в непролазных джунглях, характерных для берегов микроречек, мы ловить не будем. Во-вторых, при среднезаросших берегах малой реки или пруда для выполнения «мультовой» снастью заброса тяжелого «джерка» требуется существенно меньшее пространство, чем если бы мы кидали с мультипликатора-«мыльницы» легкий воблерок. Соответственно, мультипликаторная джерковая снасть допустима к применению в большем числе точек. Но если вы, несмотря на сделанные замечания, все равно не хотите подружиться с мультипликатором (из желания сэкономить или из нежелания осваивать новую для себя технику), я не очень сильно буду настаивать на том, что вы допускаете ошибку. Более того, выскажу, в свою очередь, два аргумента в пользу «безы- нерционки». Во-первых, мы договорились, что ловим не только на «ножки от табуреток», но и на приманки массой 30–60 г. Эти цифры нельзя назвать фатальными для безынерционной катушки размера «4000» — если придерживаться размерных линеек большинства основных катушечных фирм. Во-вторых, в условиях небольших водоемов мало где приходится нагружать катушку на износ: забросы большей частью короткие, проводка не очень резкая. Таким образом, самое неприятное, что может грозить безынерционной катушке быстрым выходом из строя — многократные ударные воздействия от рывковой проводки тяжелых и упористых приманок. А это для нас менее актуально, чем при ловле на большой воде.

Вот что при любом раскладе должно сильно отличаться от стандартно-усредненного варианта для условий малых водоемов — это тест удилища. Не столь важно, говорим мы о «мультовом» удилище или о «мясорубочном», но его реальный тест должен перекрывать максимальные веса используемых приманок.

Пожалуй, в последней фразе я малость слукавил. Я сам часто ловлю на «джерки» мультипликаторной «палкой» Lamiglas серии G-1000, формальный верхний тест которого около 50 г. А бросаю я в числе прочих и приманки массой более 100 г. Однако это такой очень частный и нехарактерный случай, поскольку реальный верхний предел комфортного заброса данного удилища я бы оценил в 75–80 г. В целом 1000-я серия нормально переносит перегруз — даже такой, при котором удилище уже начинает заметно «проваливаться». С «палками» других серий я бы советовал обращаться поделикатнее и не превышать рекомендованные границы весом приманок.

Все то же самое относится и к спиннингам под безынерционную катушку. Я вот, например, когда ловлю на легкие «джерки» до двух унций, пользуюсь спиннингом St.Croix Avid тестом как раз до двух унций — это и есть реальный разумный предел. Если хочется большего, то и «палку» надо взять классом тяжелее.

Шнур я бы посоветовал поставить попрочнее — чтобы он реально держал килограммов под двадцать. Ну разве что в случае с безынерционной катушкой можно воспользоваться шнуром потоньше, поскольку здесь от его диаметра сильно зависит дальность заброса (кое-где она для нас бывает важна). И крючки на «джерках», если они из толстой проволоки, стоит поменять на менее прочные — конечно, в разумных пределах. Делаем это для того, чтобы их можно было бы за счет прочности разогнуть при зацепах, которые на небольших речках очень даже вероятны.

Возможно, я слишком детально остановился в данном разделе, посвященном практике ловли, на материальной части. Но, думается, здесь это оправданно, поскольку речь идет о тех позициях, что очень сильно выделяются на фоне всего прочего.

Сразу давайте разграничим два типа акваторий. С одной стороны, это что-то узкое и протяженное: речки и польдерные каналы; с другой — водоемы озерного типа (собственно озера, пруды, торфяные карты и пр.).

На акватории пошире ловля получается более близкой к классике жанра. Мы забрасываем «в никуда» — без привязки к каким-либо ориентирам. Заброс делаем достаточно далеким. Если перед нами, к примеру, песчаный карьер размером 100x200 м, то с помощью джеркбейта мы можем методом «ковровой бомбардировки» прокидать его весь. Мелководную часть пруда, если она не заросла травой до поверхности, тоже очень удобно проловить «джерками». Они и летят дальше обычных минноу среднего размера, и определенным «гипнотическим» эффектом все-таки обладают.

Особая привлекательность джеркбейтов для щуки — тема, часто обсуждаемая. Многие, у кого есть практический опыт по этой части, друг с другом далеко не во всем согласны. Я попробую сформулировать свои мысли и наблюдения.


Если не принимать во внимание такие отличительные особенности ловли на джеркбейты, как возможность подальше забросить и быстро обловить обширную акваторию, сняв с нее активных щук, то основной вопрос сводится к тому, есть ли какая-либо существенная разница в привлекательности для щуки между «джерками» и заурядной величины минноу? Я прихожу к выводу, что где-то в половине всех случаев разница в пользу «джерков» определенно есть.

Крупная и ведомая с повышенной скоростью приманка (а характерный темп проводки джеркбейта, как правило, выше, чем средняя скорость проводки минноу), во-первых, обращает на себя внимание активной щуки с большего расстояния. И, что важно, не только обращает, но и заставляет бросаться в погоню. Во-вторых, джеркбейт «заводит» пассивную щуку, которая слабо реагирует на какие-либо другие приманки. Последнее утверждение, уверен, способно вызвать наибольшие споры среди тех, кто ловит на «джерки». У меня же бывало так, что я пробовал самые разные приманки и приемы ловли, но щука всем своим поведением демонстрировала полное нежелание идти на контакт. Однако стоило пустить в дело «джерки» — и картина менялась в лучшую сторону. Было это, правда, не на малых водоемах. Но в данный момент мы говорим о джеркбейтах в целом.

Иногда, впрочем, нужный эффект достигается от противоположного. Например, медленно тонущие «джерки»-состав- ники без лопасти предполагают «приторможенную» проводку. И опять же бывало у меня так, что на такой «джерк» щука реагирует, а на рывковые приманки меньших габаритов нет.

Короче говоря, реально бывают ситуации, в которых «гипнотический» эффект джеркбейтов проявляется очень четко. Но системы, позволяющей все это объяснить, я так и не выявил. Просто надо быть готовым к тому, что «джерк» проявит себя лучше.

Вот если он проявляет себя хуже — тут уже с объяснением полегче. Любая крупная приманка в той или мере обладает свойством — простите за наукообразное словечко — селективности. На большую приманку обычно ловится рыба соответствующего ей размера, а мелкая или не ловится вообще, или попадается редко. Можно, конечно, вспомнить об эпизодах, когда 100-граммовый щуренок вешается на воблер X-Rap 10, и так бывает достаточно часто, но вот с джерк- бейтами что-то подобное (по размерным пропорциям рыбы и приманки) проходит как исключение. Если брать «джерки» на уровне меньшего «Смайлера», то характерный минимум по величине щуки, что на них попадается, около килограмма — плюс-минус, конечно. Иными словами, «шнурок» на полкило, пойманный на полноценный «джерк», — это уже что-то из ряда вон выходящее.

Проблемы обозначаются в том случае, когда на акватории доминирует травянка массой существенно менее «кила». Ловим мы, например, на Pirami 9 см — за день вытаскиваем с десяток «хвостиков» от 400 до 800 г. Ставим полноразмерный «джерк» — к концу рыбалки имеем в активе или ноль, или одну «бешеную» щучку, отважившуюся-таки куснуть приманку, которая чуть меньше ее по размеру…

При реальном развитии событий по похожему сценарию мы, скорее всего, не станем упорствовать и через часок безрезультатной ловли перейдем к более эффективным приманкам. Однако, возможно, что такое решение не станет бесспорно правильным. Ведь если на акватории на сотню-другую щучек «спортивного» размера приходится один «крокодил», то именно джеркбейт дает максимальные шансы его поймать.

На не раз уже мною упомянутой Гжелке имел место один очень примечательный в данном контексте эпизод. Сергей Титов как-то заехал на речку, имея при себе джеркбейт и какую-то более или менее отвечающую ему снасть. Дело обернулось поимкой щуки, которая весила около трех с половиной килограммов! Все, что мы ловили на Гжелке до и после, было существенно менее весомым. Три с половиной «кила» — это, по местным меркам, «крокодил», или «Сара Абрамовна», как мы иногда таких рыбок называем. Показательно, что эта щука попалась на полноразмерный «джерк» массой около 100 г. Я же ловил на Гжелке и Дсрке на джеркбейты щук от 800 г до 1,8 кг, но в качестве приманок все же использовал «лайт- джерки» от 35 до 70 г.

Резюме следующее: если вы действительно намереваетесь выловить местную «Сару Абрамовну», не мельчите с приманкой. Здоровый максимализм здесь точно не станет перебором. Могу только предположить, что перед вами встанет барьер чисто психологического характера: речка метров пятнадцать шириной и здоровенная деревяшка, вызывающая своим падением в воду локальное цунами. Не беспокойтесь. Опасения, что столь шумное приводнение испугает щуку, совершенно напрасны. Этим, кстати, наша с вами щука отличается от басса, на которого она чем-то похожа по многим другим показателям. Если в ловле басса излишняя громкость при вхождении приманки в воду противопоказана, поскольку «большеротый» от того «шугается», то щука, напротив, часто идет на всплеск. Более того, «зубастая» склонна к рефлекторным поклевкам, то есть при падении джеркбейта в радиусе прямого броска (метр-полтора) атакует его молниеностно.

Как раз в условиях малых речек или польдеров есть все основания рассчитывать на рефлекторные поклевки. И достаточно часто расчет оправдывается: момент падения «джерка» на воду и момент смыкания на нем щучьих челюстей оказываются разделенными несколькими десятыми долями секунды.

Общее же построение схемы ловли на «джерки» на малой речке или польдере несколько отличается от аналогичной схемы с воблерами-минноу. Если с более мелкими приманками мы нередко придерживаемся тактики плотного облова участка (и даже метода «выдрачивания»), проводя приманку по одному месту несколько раз поцряд, то с джеркбейтами на таких акваториях почти вся схема строится на однократном предложении рыбе приманки. Приблизительно происходит все так: подходим к интересному месту на реке (например с подтопленными кустами вдоль берега), выполняем заброс, не ставя акцентированной задачи попасть в какую-то конкретную компактную точку, и проводим «джерк» характерным рывковым методом — конечно, с учетом особенностей нашего «джерка». Далее просто перемещаемся на расстояние сделанного заброса и бросаем снова — дальше по реке… Проводить джеркбейт по одному пути дважды стоит только в том случае, если был замечен выход за ним щуки или если место само по себе уж очень привлекательное по всем признакам.

Впрочем, и «невкусные» участки просто так пробегать тоже не стоит. Я уже о том говорил и скажу еще раз: порою щука вдруг обнаруживает себя там, где ее присутствия ожидаешь меньше всего — например, на прямом прогонном отрезке реки с минимальной глубиной и небольшим количеством растительности. Вроде бы и спрятаться ей там особо негде, а она откуда-то вылетает и набрасывается на приманку! С более медленными по работе приманками на таких малообещающих участках приходится немало времени затрачивать впустую. Джеркбейт же за счет большей скорости проводки и дальности заброса позволяет быстро проло- вить участок (может, не весь, но хотя бы с перерывами) и понять, стоит ли далее уделять внимание таким внешне малоперспективным местам.

Последнюю главу я решил посвятить той теме, от детального раскрытия которой я обычно стараюсь всячески открещиваться. В самом деле, что бы вы на моем месте ответили, если бы вас спросили о тонкостях анимирования, скажем, «Храпа-десятки» (воблера X-Rap длиной 10 см)? Это в предположении, что вам данная приманка хорошо знакома, вы переловили на нее за полсотни щук, а человек, задающий вопрос, не поймал на «Храп» ни «хвостика». А нередко ведь приходится ломать голову и над тем, почему один и тот же рывковый воблер работает совершенно по-разному у двух спиннингистов, примерно равных по мастерству. Ответы здесь часто лежат за гранью рационального. Проводка осуществляется руками, а роль головы во всем твичинговом процессе — третьестепенная. Мы вроде бы делаем все правильно, но объяснить покадрово, как именно делаем, не получается. Или получается очень приблизительно.

Другими словами, задавшись целью описать словами, что и как следует делать с твичинговыми воблерами, чтобы они реально ловили рыбу, а не «отбывали номер», я обрек себя на весьма неблагодарную работу. Однако психология человека такова (и психология рыболова — не исключение), что в освоении какого-либо нового для себя дела мы в гораздо большей степени настраиваемся на итоговый позитив, если в процессе нас поддержит своими советами кто-то из старших товарищей. Даже если практическая ценность этих советов объективно оценивается не очень высоко, фактор моральной поддержки свое слово скажет…

Составник DEPS Slide Swimmer Baby — модель новая, но уже успевшая произвести сильное впечатление!



Сделав такое вот вступление, перейду к сути вопроса. И, как я это иногда делаю, сошлюсь на самые свежие впечатления. Не далее как вчера я был на ближайшем пруду вместе с младшей дочерью. Ловили мы, правда, окуня, а не щуку, но дела это не меняет. Так вот, самая большая сложность для нее — исполнить в правильной плоскости требуемые движения вершинкой спиннинга. Мне-то все кажется предельно простым, и вроде бы я доходчиво объясняю и показываю, как все делается. Но у Светы твичинг выходит каким-то суетливо-бессистемным, кончик удилища описывает восьмерки и круги — вместо того чтобы подергиваться в одной плоскости. Я ей на это указываю, но как-то скорректировать метод проводки не получается. Надо, конечно, сделать поправку на то, что, хотя и бывают исключения, женские руки отличаются от мужских — применительно к рыбалке не я первый это заметил. Как и во многих других сферах, что-то дается изначально лучше сильному полу, а что-то — слабому. В детско-оношеских рыболовно-спор- тивных школах и секциях есть даже статистика на этот счет: мальчишки осваивают технику ловли на три-четыре года раньше. Но мы ведь сейчас говорим несколько о другом. О том, как научиться правильно и эффективно ловить с использованием рывковой техники уже вполне взрослому и сформировавшемуся спиннингисту.

Помните, как в конце 90-х многие из нас осваивали джиговый метод ловли? Я позволю себе использовать этот пример как аналогию, поскольку схема развития событий в обоих случаях почти полностью совпадает и некоторые этапные моменты «джиговой революции» проявились (и, думается, еще будут проявляться) позже, со сдвигом лет в пять-шесть, в ходе «революции твичинговой».

До 1993–1994 годов джиговым методом у нас системно ловили только посвященные. Думаю, что не будет большой ошибкой, если я оценю их количество максимум в несколько сотен на всю нашу страну. Я не беру здесь в расчет тех, кто использовал в качестве приманок тяжелые «колебалки» или что-то близкое к ним, ведя «ступенькой». В то время круг посвященных все еще напоминал масонскую ложу или закрытый клуб, попасть куда у человека со стороны почти не было шансов. И это несмотря на то, что в прессе уже проходили грамотные публикации о джиговой ловле — например, большая статья А.И. Кузнецова в альманахе «Рыболов-спортсмен» за 1991 год. Но рядовой рыболов в то время мало следил за печатными изданиями (несмотря на их внушительные тиражи) и, главное, мало проникался содержательной частью публикаций — за отсутствием в их абсолютном большинстве таковой. Соответственно, и та статья Александра Кузнецова осталась без должного внимания. И джиговый метод ловли напоминал тогда восточные боевые искусства: он передавался непосредственно от учителя к ученику, а не через СМИ.

Но потом что-то произошло. Возможно, я в этом поучаствовал, написав, помимо статей на данную тему, две книги — «Практика ловли судака» и «Джиг-спиннинг» Возможно, свою роль сыграло телевидение: в середине 90-х на канале МТК выходила очень приличная передача о рыбалке «Ни хвоста, ни чешуи!» В нескольких сюжетах зрителям удалось увидеть казавшуюся просто невероятной по своей результативности джиговую ловлю под Москвой, а видеоряду наш брат-рыболов склонен доверять куда больше, чем печатному слову.

Короче говоря, старт был дан. Рядовой рыболов стал пристально отслеживать любую информацию о джиговой ловле — и не просто из познавательного интереса, а с тем, чтобы применить ее на практике. Или хотя бы попытаться это сделать.

В тот период как раз и раздавалось много реплик, срисованных одна с другой, как под копирку: «Вроде бы делаю все правильно, по написанному, но на джиг поймать не получается..» Соответственно, у многих из тех, кто начал осваивать джиг- спиннинг, формировалась убежденность, что или в статьях и книжках им чего-то важного не договаривают, или же они сами оказались недостаточно способными для познания «высшей премудрости»…

Но так продолжалось недолго. Довольно скоро основная тональность отзывов перешла в позитивную область. Очень важным здесь оказался живой пример. Если отдельные спиннингисты, предоставленные сами себе, частенько допускали в освоении джиговой ловли грубые системные ошибки, то достаточно было в кругу их непосредственного общения оказаться кому-то, кто этих ошибок сумел избежать, как на его примере учились и подтягивались все остальные.


Далее «джиговая революция» стала приобретать лавинообразный характер, и многие отмечали для себя, что те тактические и технические моменты, что еще совсем недавно казались тайной за семью печатями, перешли в разряд само собою разумеющегося.

Последующее развитие событий протекало в более спокойном русле. Освоение нового стало больше касаться деталей. К примеру, таких вещей, как намеренный уход от классических рекомендаций по выбору весов головок: в сторону хэви- джига или, наоборот, максимального их облегчения, использование в роли приманки «съедобной резины» большее разнообразие в стилях проводки и т. п.

А что мы теперь имеем с твичингом? Поначалу все, как уже было отмечено, развивалось по тому же примеоно сценарию. Твичинг как обособленный метод ловли обозначился у нас в 1999–2000 годах. До того (как и несколько ранее в случае с джигом) мы полагали, что он имеет практическую значимость почти исключительно для ловли «нерусской» рыбы

Соответственно, без особых эмоций воспринимали информацию о рывковых методах ловли, доходившую из зарубежных журналов и уже набравшего к тому моменту популярность Интернета.

Но потом стали пробовать, и начало получаться! Причем не просто получаться, а давать результат. Он был систематически лучше, если сравнивать со считавшимся на тот момент основным для воблеров методом равномерной проводки.

Прошли первые предметные публикации по твичингу в прессе. Без ложной скромности замечу, что самой первой была моя статья в «Рыбачьте с нами!» Тут же стали раздаваться реплики о том, что твичинг был известен на Руси аж в 1913 году-только этого модного словечка прежде не знали. Я не спорил и не спорю — может, это и так. Но факт остается фактом: только на рубеже прошлого и нынешнего века мы наконец поняли, что рывковый метод проводки — это не просто «один из», а нечто революционное, способное при прочих равных условиях увеличить реальные уловы в два-три, а порою и в более чем пять раз!

Помнится, как применительно к джигу была высказана такая мысль: мы и понятия не имели, сколько в наших водоемах судака, пока не освоили ловлю на поролон. О твичинге чего- то столь же радикального не говорили, поскольку щука и окунь, в зависимости от ситуации, ловятся не только на рывковые воблеры. Тем не менее прорыв был более чем очевидным.

Так же, как и джигу, твичингу пришлось пройти свой этап недоверия. Несмотря на публикации в журналах и Интернете, массовый рыболов какое-то время отказывался признавать, что изменение только метода проводки способно сотворить чудо. Да что там говорить о массовом рыболове! Достаточно вспомнить чемпионат России 2004 года. По его окончании кто-то признался, что, глядя на нас, думал, что мы так джиг дергаем… И это ведь уровень соревнований, про который можно сказать, что выше не бывает.

Но прошел еще годик-другой, и стало привычным, что на многих соревнованиях по спиннингу основной результат делался на рывковых воблерах. А это был уже тот период, когда за отчетами о соревнованиях народ стал следить, поскольку из них теперь можно было вынести ценную информацию. Добавим сюда и ставшее массовым общение в Интернете — с реальным обменом опытом. И вот она пошла — лавина. Примерно такая же, как пятью годами раньше в случае с джиг-спиннингом.

А вот далее проводить параллели между джигом и твичин- гом стало сложнее. Причины тому две: рывковая техника гораздо более разнообразна, чем техника джиговой проводки, и сами приманки (воблеры) для твичинга очень непохожи друг на друга и требуют осознанного и экспериментального выбора. Другими словами, в твичинге — больше исходных параметров, с которыми надо определиться (или хотя бы угадать), чем в джиг-спиннинге, что делает твичинг несколько более сложным. А это, впрочем, не должно быть сдерживающим фактором, поскольку на первом этапе освоения того и другого у начинающего спиннингиста примерно равные шансы добиться успеха. Различия могут сказаться позже.


Собственно, сейчас ситуация с твичингом похожа на тот период в джиг-спиннинге, когда базовые принципы уже были усвоены и пошла проработка более узких и специальных направлений. Разница — как раз в том, что в твичинге этих направлений больше. А значит, больше таких моментов, совершенствование которых способно очень сильно увеличить отдачу. Это чувствуется уже сейчас, а дальше, я уверен, будет еще интереснее.

Но давайте не будем идти по пути прогнозирования, а остановимся на том, чем мы располагаем на данный момент.

Итак, под твичингом мы, если говорить очень обобщенно, понимаем довольно произвольную технику анимации, с помощью которой приманка (обычно воблер) ведется рывками. Иногда сюда же мы относим и некоторые хоть и близкие, но все же не вполне рывковые методы проводки — например, stop amp;go. Это, понятно, не совсем правильно, но в нашем случае едва ли получится разложить все по полочкам. Все равно найдется что-то такое, что не удастся сколько-нибудь четко классифицировать. Однако при любом раскладе полезно хотя бы иметь некоторое представление о том, какие названия принято употреблять в обозначении особенностей методов рывковой проводки воблеров. С этого мы и начнем.

Под твичингом (twitching) в узком понимании этого слова мы подразумеваем метод проводки приманки, при котором вершинка удилища совершает более или менее резкие, но при этом не широкие подергивания. Детали касаются размаха этих подергиваний, их скорости, последовательности и т. п.



Если речь идет не о подергиваниях, а о том, что по-рус- ски можно назвать «рывками», то этот метод проходит как джер- кинг (jerking). Другими словами, твичинг — это в некотором роде мягкий джеркинг, если, конечно, разграничивать понятия. Часто они употребляются как синонимы. Можно, например, видеть на упаковке воблера-минноу надпись «jerk bait», хотя, по всем правилам и признакам, данную приманку полагается вести твичингом — не делая резких и размашистых рывков.

Реже употребляется такой термин, как риппинг (ripping). Здесь речь идет не столько о подергиваниях или рывках, сколько о длинных потяжках удилищем, причем в вертикальной плоскости — сверху вниз. В ассортименте Owner C'ultiva имеется серия, которая как раз называется Rip'n Minnow. Правда, мой опыт ловли воблерами этой серии (прежде всего — знакомым многим «65-м») говорит о том, что они очень недурно себя проявляют и на более понятной нам проводке — твичин- ге. Так что название не должно восприниматься как некое ограничение. Что же касается собственно риппинга, то этот метод анимации хорошо себя показывает с самыми разными воб- лерами-минноу. А говорить тут следует о технике, а не о каком-то особом типе воблеров.



Результат ловли на минноу сильно зависит от нюансов анимации.

В некотором смысле противоположностью риппинга выступает пампинг (pumping) — все примерно то же самое, только потяжки удилищем идут снизу вверх. Большей частью этот метод применяется для весьма «упористых» среднеглубоко- водных воблеров. Иногда пампинг и риппинг используют как синонимы: тем и другим словом обозначаются длинные потяжки как сверху вниз, так и снизу вверх. Есть еще и третье словечко с примерно тем же смыслом — свипинг (sweeping). Это, поверьте, не специально придумали, чтобы вас запутать. Просто так сложилось.

Наконец, метод stop amp;go — он, хоть и не является собственно рывковым, но достаточно близок к нему и часто используется в сочетании с твичингом или как альтернатива ему. Поэтому мы тоже будем иметь его в виду.

Пока мы ограничились лишь формальным перечислением методов неравномерной воблерной проводки. Теперь перейдем непосредственно к делу. Начнем — в предположении, что читающий эти строки в принципе не имеет опыта ловли рывковы- ми методами. А потом уже займемся более сложными вещами.

Итак, в ваших руках спиннинг. В роли приманки пусть выступает довольно произвольный мелководный воблер- минноу длиной, скажем, 8-11 см, лучше — слабоплавающий. И его окраска, особенно со стороны спинки, предпочтительна поярче — для нашего глаза заметнее. Выберем в качестве тренировочного полигона произвольный удобный водоем. Удобство выражается прежде всего в его доступности (несколько минут от дома), а также в хорошей прозрачности воды, минимальном количестве растительности и отсутствии заметного течения. Наличие в водоеме рыбы приветствуется, но не является обязательным. Мы ведь поначалу азы техники должны освоить, а не поймать во что бы то ни стало.

Теперь забрасываем. Недалеко — метров на десять-двенад- цать. Воблер упал на поверхность воды. Его хорошо видно. Выбираем слабину шнура, если таковая есть, и приступаем к самому интересному. Попробуйте придать воблеру легкий импульс, слегка поддернув его вперед. С этого момента разберем происходящее максимально подробно.

Вот, что получается. В первое мгновенье на воблер действует усилие натянувшегося шнура, очень небольшое, если говорить о количественных физических параметрах, но при этом с резким началом. Ну, примерно, как если бы на столе лежал карандаш, и мы дали бы ему легкого щелчка. Наш «карандаш», то есть воблер, моментально срывается с места и начинает движение в направлении вектора приложенной силы, в нашем случае — в направлении, в котором его потянул шнур. Но воздействие, как оно резко пришло, почти также резко и пропадает. Воблер успел набрать некоторую скорость, ну а дальше, как мы помним из курса физики, он должен бы двигаться прямолинейно и равномерно. Но только при одном условии — если тело не подвергается воздействию каких-либо не уравновешивающих друг друга сил. Но наше тело очень даже подвергается. И главная из таких сил обусловлена сопротивлением воды как вязкой жидкости. Поэтому приданный воблеру рывком импульс довольно быстро сходит на нет, то есть скорость движения приманки падает до нуля. Однако происходит это не так, как с электричкой, тормозящей у платформы. В отличие от электрички, воблер идет не по рельсам и потому может отклоняться влево и вправо. Более того, из-за наличия лопасти движение воблера-минноу получается неустойчивым по направлению.



Спиннинг Norstream Dynamic-2 специально спроектирован для ловли на рывковые приманки.

Чтобы было понятнее, приведу антианалогию — стрелу, выпущенную из лука. Благодаря оперению полет стрелы устойчив: если начинается отклонение от курса, расположенные в хвосте стрелы перья его гасят, то есть выступают в роли стабилизаторов. Лопасть же воблера играет свою роль с точностью до наоборот: из-за нее малейшее отклонение приманки от направления первоначального импульса не гасится, а нарастает. Можете даже эксперимент провести, ес- ги найдете воблер (в данном случае — тонущий), который не жалко. Сначала посмотрите, как он себя ведет на рывках в своем оригинальном виде, потом удалите лопасть и сравните ход на рывковой проводке получившейся приманки: от рысканья из стороны в сторону почти ничего не останется. Приманки такого типа (тонущие стикбейты) тоже имеют право на существование, но мы-то сейчас говорим о твичинге в увязке с воблерами-минноу…

Итак, после короткого, но акцентированного однократного рывочка наш воблер резко набрал какую-то скорость, но тут же ее начал терять, одновременно отклоняясь от направления, в котором было приложено усилие. В итоге воблер останавливается в положении, развернутом на довольно значительный угол от направления, в котором уходит шнур. Если теперь следует новый импульс, воблер уже не просто срывается с места вперед, но и получает вращательное ускорение, поскольку он перед рывком занимал положение под углом к шнуру. Заканчивается все тем, что воблер, продвинувшись вперед, останавливается в позиции «под углом», но только теперь он повернут в другую сторону. Соответственно, каждый последующий рывок будет заставлять приманку отклоняться в сторону, противоположную той, в какую он «смотрел» после рывка предыдущего. Так вот и получается: вправо, влево, вправо, влево… Точнее получается, когда все проходит идеально, а так бывает не всегда… Но об этом мы еще поговорим.


Майский снегопад не останавливает щуку, если она уже начала клевать после нереста.

Такой метод ведения рывковых приманок, как вы, наверное, знаете, называется walking the dog. Но чаще все-таки это название употребляется в отношении поверхностных приманок (прежде всего уокеров), а не рывковых воблеров.

В самом начале освоения твичинга перед спиннингистом неизбежно встает вопрос синхронности. Я уже за давностью не помню, как это все было у меня, но данный момент интересует очень и очень многих: как должны между собою соотноситься подматывание лески катушкой и последовательные рывки удилищем.

Большинство из нас, если говорить о снасти с безынерционной катушкой, правой рукой держат удилище, левой же осуществляют подмотку. Тут сразу вспоминается упражнение, направленное на развитие у детей моторики. Ребенка просят одновременно одной рукой поглаживать себя по голове, другой похлопывать по груди. Получается обычно не сразу — поначалу дети сбиваются на что-то одно: обеими ладонями или поглаживают, или похлопывают… Вот что-то похожее выходит и у вполне взрослого человека, осваивающего твичинго- вую проводку: правая рука подергивает удилище, левая в весьма рваном режиме вращает ручку катушки. Не могу утверждать, что так делать категорически противопоказано — принципиально допустимы всякие варианты. Но все же правильнее «десинхронизовать» работу рук, то есть добиться того, чтобы левая и правая двигались независимо друг от друга. Точнее, совсем уж независимыми их сделать не очень получается, поскольку рывок удилищем так или иначе передается на катушку. Однако важно, чтобы независимо от


Щука во время майского жора продолжает ловиться на активные минноу даже при похолодании.



схемы твичинговой проводки, то есть последовательности «твичей» и их интенсивности, левая рука максимально «жила своей жизнью» и вращала ручку катушки с примерно постоянной скоростью. Это как базовый вариант. На деле же нам нередко бывает полезно вращать ручку неравномерно, но делать это строго в подконтрольном режиме. Хотим вращать равномерно — так и делаем, хотим с паузами — вращаем с паузами. Другими словами, на начальной стадии освоения твичинга очень полезно бывает уделить некоторое внимание постановке работы рук — особенно в плане их «автономности». Одним это дается почти сходу, другим стоит потренироваться.

Продолжим теперь наши упражнения на берегу водоема-«по- лигона». Допустим, у вас стало более-менее получаться провести воблер-минноу рыскающей проводкой, и особого дискомфорта или скованности от работы собственных рук вы не ощущаете. Оговорюсь здесь еще раз, что, если ход воблера не выходит картинно зигзагообразным, не стоит расстраиваться. Не всякий воблер «запрограммирован» на четкую проводку walking the dog. У некоторых минноу она получается несколько иррегулярной, даже если «аниматор» все делает идеально. Главное, что ваш воблер как-то там дергается под поверхностью воды и отклоняется в стороны — по мере продвижения вперед. Можно считать, что абсолютный минимум технических действий вы освоили и потому вправе ожидать определенной отдачи, то есть поимки своей первой «твичинговой» щуки, если, конечно, она присутствует в водоеме. Если нет, то можно переместиться на какую-либо более рыбную акваторию, где шансы будут определенно выше.

Но здесь я все же вынужден вас немного притормозить в радужных ожиданиях. Освоив самые азы, нельзя рассчитывать на что-то серьезное. Иными словами, надо совершенствовать технику. Но заниматься уже лучше не на «полигоне», в роли которого может выступать хоть плавательный бассейн, а на реальном водоеме, где живут «зубастые». Мнение щуки — очень хороший индикатор того, на правильном ли пути вы находитесь. И к этому мнению, выражаемому поклевками, стоит самым серьезным образом прислушиваться.

Ловля щуки (да и не только щуки) рывковыми методами — процесс во многом творческий и с большим трудом поддающийся аналитическому описанию. Тем не менее я попробую провести систематизацию.

Для начала поговорим о снасти. Пусть это и продублирует многое из того, о чем уже шла речь в соответствующей главе, но теперь мы ближе к нашей теме и подбор элементов матчас- ти носит более прикладной характер.

Наиболее выраженный типаж твичингового удилища — это что-то весьма короткое и жесткое. Может, и не «рапира» в чистом виде, но достаточно близкое этому. Принципиально годятся и «палки», которые не очень соответствуют данному типу. Я и сам достаточно часто использую их. Но все же на стадии освоения и совершенствования техники сподручнее взять спиннинг длиной 7 6" (около 2,3 м). Это своего рода «золотой стандарт» твичинговой «палки». Ну а строй — ближе к сверхбыстрому в динамике и быстрый в статике. Таких спиннингов на нашем рынке сейчас предостаточно. Вопрос выбора — дело вашего вкуса, толщины кошелька, ну и, возможно, тех рекомендаций, что я давал в начале книги.

Касательно катушки напомню, что наиболее важным ее свойством для нас является минимальная склонность к скидыванию «бород» и петель, что достигается выбором модели, регулировкой геометрии профиля намотки, а на крайний случай — уменьшение уровня намотки.

Весьма существенным качеством, влияющим на общий уровень комфортности ловли, будет в нашем случае общая сбалансированность снасти. Если не вдаваться в детали, то правильный баланс определяется местоположением центра тяжести: чем он ближе к точке крепления катушки, тем лучше. Од-



Chiquitita Baby — несколько странный, но невероятно рабочий воблер.

нако проблемы с балансом более характерны для длинных удилищ. Мы же договорились о том, что пользуемся коротким.

Воблер, приступая к более предметным упражнениям, пока не меняем. Пусть это будет все тот же мелководный минноу длиной сантиметров десять.

Первое, что стоит прочувствовать, — как себя поведет наш воблер, если отступить немного от правильной схемы твичинговой проводки. Сначала попробуем делать подергивания не так, как если бы мы исполняли их в такт метроному: начинаем действовать бессистемно. Например, три рывка подряд, пауза, два рывка, пауза, один рывок… Смысл этого упражнения в том, чтобы руки привыкли к разнообразию в анимации, поскольку в дальнейшем мы будем исполнять самые разные схемы рывковой проводки.

Само слово «схемы», если вдуматься, все же предполагает определенную систему. И это действительно так. Тот же рисунок проводки, который я только что назвал «бессистемным», бывает иногда оправдан, но больше в ловле окуня, а не щуки. Твичинговая же проводка с расчетом на щуку почти всегда предполагает определенную упорядоченность.

В одной из своих статей о твичинге я попытался провести аналогию между рывковой проводкой и музыкой, посетовав на то, что музыку можно отобразить с помощью нот, а вот с твичингом, увы, чего-то подобного сделать не получается, хотя, наверное, было бы полезно. Возможно, во мне просто проявляет себя заложенное физико-математическим образованием стремление все, что можно, упорядочить и формализовать… Возможно, просто движет желание изъясняться максимально отражающим суть дела языком. Однако аналогия с музыкой все же весьма относительная — разве что с игрой на ударных инструментах у нас можно найти много общего. И тут и там важно чувство ритма.

Но давайте я не буду углубляться в ту сферу, большая часть которой лежит для меня, прогуливавшего в школе уроки пения, за гранью понимания. Отмечу лишь тот позитив, что мне удалось из всего этого вынести. Вы никогда не замечали, что вас преследует какая-то мелодия? Обычно это бывает так. Вы утром встаете, включаете радио, а там звучит незамысловатая поп-композиция. Вроде бы ничего особенного, но в голову мелодия «закачивается». И в течение дня вы не раз себя ловите на том, что вам хочется ее напевать, насвистывать и т. п. Теперь представьте, что этот день вы проводите на рыбалке и вдруг замечаете, что и в последовательности «твичей» на рывковой проводке вы подстраиваетесь под ритмику прилипчивого мотива! Хорошо это или плохо? Скорее, хорошо, и вот почему. Вовсе не обязательно, чтобы переложить на твичинг какую-либо мелодию, ее в себя с утра «закачивать». У каждого из нас, даже имеющего к музыке самое далекое отношение, в памяти сидит добрая сотня мотивов — начиная от шлягеров советских времен и битловских композиций и кончая мировой классикой. Спеть, может, и далеко не у всякого получится, а вот воспроизвести ритм мелодии подергиваниями кончика спиннинга — с этим проблем не будет.

Зачем делать на этом акцент? Очень часто хищник из нескольких предложенных ему схем твичинговой проводки явно предпочитает какую-то одну. Если мы пробуем твичить и так и сяк без системы, то довольно сложно бывает даже по самым г орячим следам вспомнить, на какой именно проводке состоялась поклевка. А вот привязка к мелодии очень помогает.

Приведу пример. Правда, фигурантом в нем является басс, а не щука, но сути это особо не меняет — с «зубастой» нечто подобное у меня случалось также не раз.

Первенство русской басс-лиги на Кипре, апрель 2008 года. Прошло уже часа два с половиной с момента старта, а мы с моим партнером по команде Дмитрием Шебалиным «летим» — у нас беспросветный ноль. Соперники же успешно ловят, причем твичингом.

Начинаю перебирать музыкальные темы — одну, другую, третью… И вдруг — басс садится! «Клюнул» он на «Encore un jour sans amour» Джо Дассена. Продолжаю твичить под ту же мелодию — быстро ловлю второго, третьего, четвертого… Это при том, что у соперников лучше клевать не стало. Мы выигрываем данный тур, хотя поначалу все шло к плачевному результату…

За те несколько лет, что я стараюсь придерживаться при выборе схемы твичинга «музыкальной основы», у меня системно срабатывали более десятка мелодий, в том числе и такие, как «Реквием» Моцарта или основная тема из «Кармен». Перечислять их все смысла особого не вижу — уже хотя бы потому, что даже названий многих не знаю. Например, будучи в Гаване в кабаре «Тропикана», мне запала в душу композиция, которую не слышал ни до, ни после. Почему-то она отложилась, и при ближайшем визите на щучий водоем руки как бы сами собой принялись подергивать воблер в такт. С клевом, как вы, наверное, догадались, тогда было очень хорошо…

Короче, я не хотел бы давать в данном контексте конкретных рекомендаций. Главное — чтобы вы уяснили суть и поверили, что в «музыкальной основе» есть определенный смысл.

Следующий очень важный момент, на который просто необходимо обратить самое пристальное внимание, — это, если так можно выразиться, техника отдельно обособленного «тви- ча». В данном случае мы подходим к раскрытию нашей темы с противоположной стороны. Теперь рассматриваем не процесс твичинга в виде построенной по той или иной схеме последовательности движений, а каждое из этих движений в отдельности.

Холодная вода. Тонущий безлопастной составник очень кстати.

В самом деле, ведь воблер можно дернуть более или менее резко, с большей или меньшей амплитудой. Или даже не дернуть, а заставить стартовать с места как-то иначе. Даже не имея сколько-нибудь значительного практического опыта ловли на рывковые воблеры, вы, зная, как рыба порою вообще реагирует на кажущиеся третьестепенными детали, вправе предположить, что такие тонкости способны оказать очень ощутимое влияние на результат. Скажу вам откровенно, это предположение имеет под собою самые веские основания.



Средний «твич» предполагает умеренно-резкое начало движения воблера. Сначала воблер практически не имеет горизонтальной скорости, но вот следует движение удилищем, воблер стартует, равномерно набирая в первые мгновенья скорость. Это трудно описать количественно, а если качественно, то воблер на данной стадии следует за таким «разумно- резким», в первом приближении равноускоренным движением вершинки спиннинга, для исполнения которого нам не требуется ни особо напрягаться физически, ни прибегать к каким-либо техническим изыскам.

Теперь представьте, что мы хотим исполнить все то же самое, только резче — чтобы воблер не просто стартовал, а срывался с места. Для этого потребуются два изменения. Во- первых, существенно более резким должно быть само движение удилищем, но главное — в данном случае перед началом рывка шнуру надо дать значительную слабину.

Чтобы было понятнее, приведу теперь «автомобильную» аналогию. Предположим, наша машина, что, увы, частенько случается на рыбалке, капитально увязла в грязи, снегу или песке. Но тут рядом оказались и предложили помощь собратья по увлечению на более отвечающей условиям бездорожья технике. Цепляем тросом наш «Гольф» к их «Паджеро», после чего принимаем решение, что лучше: натягивать трос постепенно или рывком — «тянуть» или «дергать». У того и другого способа есть свои плюсы и минусы, мы не будем их разбирать. Лишь заметим, что если принимаем решение «дергать», то трос перед началом операции вызволения должен иметь слабину — именно за счет нее удается сообщить завязшему автомобилю резкий импульс…

Вот так и с воблером — он, хоть и ни в чем, кроме разве что воды, не завяз, требует для максимально резкого («взрывного») старта слабины шнура. Удилище, даже динамически очень быстрое, все равно при попытке придать ему подчеркнуто резкое ускорение в первое мгновенье несколько прогибается. Если шнур у нас изначально близок к натянутому, то «сдернуть» воблер с места не очень получается. А вот слабина позволяет в самом начале рывка отсрочить момент передачи воблеру импульса на те сотые доли секунды, в которые наше удилище немного «клюет носом», и потому воблер стартует «как пуля».

Вы спросите, а так ли нам нужен этот «взрывной» старт? Скажу следующее: он в большей мере сказывается на результативности ловли на поверхностные приманки — попперы и уокеры. Это ведь тоже важная для нас с вами тема, не так ли? В случае же с минноу я могу вспомнить две или три рыбалки, когда были определенные основания для вывода о том, что в данной конкретной ситуации именно «взрывное» начало «тви- ча» давало большее число поклевок. Вроде бы это очень немного, но для целостности картины оно нам точно не помешает.

Теперь, понятно, настал момент поговорить о противоположности «взрывного» старта. И тут уже у нас гораздо больше оснований уделить именно этому техническому элементу наше внимание.

Вам приходилось видеть, как кошка играет с пойманной мышкой? Сначала ее слегка придушит, чтобы та в принципе не могла быстро улизнуть. Потом положит перед собой и лежит себе, глядя куда-то в сторону. Вроде как мышь кошку больше и не интересует. Но стоит мышке на пару сантиметров сдвинуться с места, тут же следует молниеносное ответное движение когтистой лапы…

Вот так примерно происходит и с воблером — с той лишь разницей, что щука его еще не поймала и не «придушила». Она просто вышла за воблером, а когда тот остановился, тоже остановилась — на расстоянии в пару ладоней от него. Но вот воблер начинает движение, а щука его — цап! Или не цап… Тут многое зависит оттого, как воблер стартует с места — с определенным приоритетом медленного старта.

Всех щук, которые «сидят» в водоеме, мы привыкли делить на активных и пассивных. На самом деле между этими двумя состояниями можно обозначить и несколько «полутонов». Так вот, в данный момент мы говорим о щуке, которая как раз находится 8 одном из промежуточных состояний. Она вроде бы и не испытывает чувства голода, но все-таки склонна проявлять интерес к чему-то потенциально съедобному. И интерес этот подобен кошачьему: пока добыча мне подконтрольна, она мне особо и не нужна, но вот попробует улизнуть — не дам!

В первый раз я заметил явный приоритет медленного старта, когда ловил методом stop amp;go. В тот умеренно-жаркий августовский день щука вообще была вялая. Попытки поймать активным твичингом закончились часом впустую убитого времени, и я стал искать варианты. Когда решил попробовать stop amp;go, первая поклевка состоялась далеко не сразу, но состоялась. Поэтому в том, что я стал перебирать варианты в рамках этого метода проводки, была логика. Сначала поэкспериментировал с продолжительностью паузы, но явного эффекта не заметил. И только потом пришла в голову мысль поварьировать скорость, с какой выблер начинает свое движение после остановки.

До того дня я вообще не обращал на это внимания при ловле воблером. Разве что когда использовал джиг, несколько раз замедленный старт в шагах ступенчатой проводки давал положительный эффект. Хоть то был и джиг, и происходило все больше поздней осенью, а не летом, я решил попробовать.

В качестве приманки у меня тогда выступал Husky Jerk — один из классических минноу-суспендеров. На остановках подмотки он четко зависал в толще воды, а с началом подмотки довольно спокойно, слегка вихляя, продолжал свое горизонтальное движение. Какой-то радикальной разницы в поведении воблера в зависимости от скорости проводки я, хотя и смотрел специально, не заметил. Но по поклевкам разница оказалась колоссальная! Стоило мне перейти от «обычной» для stop amp;go схемы с равномерной подмоткой между паузами в среднем темпе к проводке «в стиле отправляющегося поезда», как быстро стало ясно, что щуки в водоеме предостаточно. И рыба очень даже намерена была клевать — надо было лишь сделать предложение, от которого она не смогла бы отказаться.

«Стиль отправляющегося поезда» подразумевает очень медленный старт с последующим ускорением. Ведь как отходит от платформы пассажирский состав? В первый момент мы даже не понимаем, что уже поехали, и только спустя несколько секунд замечаем, что постройки и фонарные столбы по ту сторону окна движутся. Понятно, что в нашем случае с воблером несколько иной временной масштаб, но по сути что-то похожее. Обычная продолжительность каждого цикла подмотки в stop amp;go — это четыре-пять оборотов. В той схеме анимации, о которой идет речь в данный момент, самый первый после паузы оборот ручки катушки занимает примерно столько же времени, сколько следующие три-четыре.

Иногда при этом возникает иллюзия того, что щука схватила воблер еще на паузе, но мы о том узнали, лишь начав вращение катушки. На самом деле все происходит несколько иначе. Да, поклевки на паузе — это в порядке вещей, и мы о них еще поговорим, но все же в данном случае речь почти всегда идет о поклевке, спровоцированной именно началом движения воблера. Только он сдвинулся с места — щука его и тяпнула. А поскольку следует такая атака с очень близкого расстояния, щука берет воблер «аккуратно». Мы не чувствуем резкого рывка, а вместо него ощущаем лишь висящую живую тяжесть. Потому и создается впечатление, что щука каким-то образом ухитрилась сесть еще до начала подмотки.

Метод stop amp;go все же не так часто находит применение у наших спиннингистов. Твичинг куда как популярнее. Но и рывко- вая проводка очень неплохо сочетается с «медленным стартом», только вот технически этот вариант посложнее. По опыту могу сказать, не у всех сразу правильно получается. Здесь проводка осуществляется не катушкой, а удилищем. Рука уже «заточена» под более или менее резкое начало рывка. Приходится заставлять себя действовать иначе: в самом начале «твича» вершинкой спиннинга воблер медленно протягивается сантиметров на двадцать, после чего потяжка резко переходит в короткий рывок. Чисто умозрительно, у такого метода должна быть и более высокая реализация поклевок, чем у аналогичного stop amp;go. Ведь рывок надежнее в роли подсечки, чем просто ощущение тяжести на очень медленной проводке. А еще надо принять решение о подсечке, и не факт, что щука эти лишние доли секунды станет ждать. В твичинге вообще часто сводят роль подсечки к нулю. Рыба, будь то щука или что-то другое, или садится сама, или засекается очередным «твичем». Исключение — те самые поклевки в паузу, на которых сейчас самое время остановиться подробнее.

У того читателя этих строк, кто пока еще далек от темы нашего разбирательства, вполне могут возникнуть очень серьезные сомнения: с какой стати щуке надо кусать воблер, какое-то время неподвижно висящий в толще воды, если у нее есть время подойти к нему вплотную, очень внимательно осмотреть и даже, если хотите, обнюхать? Все это действительно так — щука подходит и, можно сказать, «обнюхивает». По крайней мере, выглядит все очень похоже, когда мы непосредственно видим происходящее. Но меня тут трудно упрекнуть в склонности к сочинительству — это многократно подтвержденный многими факт: щука, несмотря на то что вроде бы всеми своими внешними рецепторами должна была убедиться, что перед ней некая несъедобная гадость, открывает- таки пасть…

Свою первую щуку с поклевки в паузу я поймал в 2000 году. Было это при примечательных обстоятельствах — на соревнованиях «Саратовская блесна». Накануне старта тогда прошел атмосферный фронт с сильнейшим ветром и дождем. Почти всегда после погодных катаклизмов с клевом что-то происходит: он меняется или в лучшую сторону, или в худшую. В тот раз приключился вариант номер два: щука на тренировке показывала среднюю активность, а в соревновательные дни уловы были на уровне подмосковных — даже, пожалуй, слабее.

Я во второй игровой день ловил в небольшом заливе (так что теме книги эта история вполне отвечает). Поймав первую щуку на «колебалку», я обратил внимание вот на какое обстоятельство. Поклевка состоялась в тот момент, когда я, заметив идущую позади блесны килевую волну, понял, что «просто так» ничего не будет, и остановил подмотку — щука отреагировала моментально. Некоторое вэемя я продолжил ловить на «колебалку», но потом все же поменял ее на воблер, поскольку в ходе тренировок воблер-минноу показал себя лучше.

За час с небольшим типовым твичингом мне удалось поймать еще два «хвостика», что уже было существенно выше среднего результата. Потом я вспомнил, что первую-то щуку я «зацепил» на остановке подмотки, и хотя прекрасно понимал, что воблер и блесна ведут себя в такие моменты по-разному, решил попробовать тот же прием с минноу. И где-то заброса с четвертого поймал! Поклевка состоялась в тот момент, когда воблер уже секунды полторы-две висел неподвижно в воде. Это стало для меня откровением.



Нарочно не придумаешь: щука атаковала минноу (DaMiKi Pirami) с упреждением, налетела на поводок, и он «защелкнулся» ей за «усы» по краям рта, крючки же остались вне игры.

То, что происходило на соревнованиях, имело скорее негативный подтекст. Если вы когда-либо имели отношение к спин- нинговому спорту, должны понимать психологию участника. Редко кому удается заставить себя делать что-то с чувством, толком, расстановкой, даже когда для того есть основания. Хочется, наоборот, работать максимально быстро и оперативно. Проводка с паузами явно не могла ужиться с такой скоростной схемой. Кроме того, напомню, это был для меня едва ли не самый первый случай поимки на неподвижный воблер, да и уверенности в том, что здесь может быть какая-то система, и близко не было.

В итоге я вернулся к активному твичингу, что-то еще поймал и сумел занять призовые места и в команде, и в «личке». Но сомнения, что я действовал правильно, остались, поэтому при ближайшей оказии, в менее нервной и напряженной обстановке, я решил уделить внимание твичингу с паузами.



В целенаправленном твичинге медленно тонущих воблеров есть свой особый смысл.

Удобный случай представился скоро. Дело было, прошу меня извинить, в дельте Волги. Вы, наверное, заметили, что я стараюсь минимально ссылаться на свой «астраханский» опыт, а с некоторых пор вообще перестал ездить в те края. Но в тот раз вышло все не так, как обычно. В том смысле, что мы тоже попали в погодный катаклизм, который вверг щуку в кому. На раскатах, где почти всегда клюет лучше, чем в магазине «Океан», даже серьезным ловцам удавалось вымучить по одной-две щучки за день. Я же такую ситуацию расценил со знаком плюс — для проверки заинтересовавшего меня метода проводки это было самое то.

Весь день я провел на раскатах. Судя по результатам ловивших на других лодках, клев по сравнению со вчерашним почти не поменялся: они на пятерых поймали чуть более десятка щук. Мне же удалось вытащить восемь или девять, и из них лишь две попались не с поклевок в паузу. Это очень красноречиво говорило само за себя.

После того я стал уделять все большее внимание твичингу с паузами, и за несколько лет сформировалась очень любопытная картина. Удалось узнать много для себя интересного, в том числе и такого, во что трудно было поверить, если не видеть собственными глазами.

Как самый крайний случай — ловля на «мертвый» минноу. Хотя впервые этот метод был применен Вадимом Гиндиным на соревнованиях по бассу, со щукой он, как выяснилось, тоже иногда срабатывает. Суть вот в чем. Берется медленно тонущий воблер-минноу. Он как-то там твичится, и вдруг проводку полностью останавливают — не на секунду-другую, а радикально. Воблеру дают опуститься на дно и даже какое-то время на нем полежать. Басс, бывает, подбирает воблер секунды через три- четыре после того, как воблер коснется дна и не подает больше признаков жизни. Со щукой у меня таких сильно отсроченных поклевок не было, но вот сразу после касания дна — дважды случалось. Еще надо заметить, что щуку мы чаще ловим в не очень прозрачной воде, поэтому момент касания зоблером дна (в отличие от джига) отслеживается все же не очень отчетливо. В целом же я бы все-таки не советовал увлекаться ловлей на «мертвый» минноу. Да и что там на дне, мы не всегда себе представляем, а потому возможны обидные потери приманок.

Но главное, это не самый действенный метод из всех, что подпадают под определение «твичинг с паузами».

А самый действенный предполагает применение суспенде- ров, причем степень плавучести воблера приближена к нейтральной (с учетом поводка, разумеется). Нейтральная плавучесть — это такое неравновесное состояние. Строго говоря, добиться того, чтобы воблер висел в толще воды, не проявляя «намерений» пойти вверх или вниз, невозможно. Ни для кого не секрет, что мировая воблерная индустрия в первую очередь ориентируется на ловлю басса. Соответственно, если говорить о воблерах-суспендерах, то применение металлических поводков в проект не закладывается. Поэтому было бы логично ожидать, что большинство суспендеров в своем оригинальном состоянии должны быть максимально нейтральными по плавучести, а с добавлением поводка становиться пусть и медленно, но тонущими.



Иногда очень большое значение имеет степень приближенности воблера, заявленного как суспендер, к нейтральной плавучести.

На самом деле все несколько не так. Реальность такова, что где-то две трети воблеров-минноу, заявленных как суспендеры, все же имеют очень слабую положительную плавучесть. Добавление же нашего типового гитарного поводка это отклонение от нейтрального состояния компенсирует, причем чаще не полностью, а частично. Значит, воблер и с поводком проявляет какие-то плавающие свойства.

Если судить по частоте, с которой в Интернет-форумах задаются соответствующие вопросы, тема «воблер — поводок» волнует очень и очень многих. И в первую очередь обсуждают то, как поводок влияет на баланс и плавучесть воблера. Самое смешное (или грустное?), что можно сколько угодно говорить о преимуществах гитарного поводка, а многие наши с вами коллеги будут продолжать с упорством отрабатывать две крайности — «зелено-китайские» поводки и поводки из дорогущего поводкового материала. Сейчас не самый удобный момент для пламенных речей в поддержку гитарных поводков и обличения всего того, что претендует на альтернативность. Я здесь лишь замечу, что для крупного воблера-минноу, заявленного как суспендер, но наделе слегка плавающего, проблема «зелено-китайско- го» поводка стоит не так остро. Более того, навешанные на него элементы фурнитуры (вертлюг и застежка) даже способны косвенным образом сыграть позитивную роль, приближая минноу к более равновесному состоянию. Когда я ставлю перед собой цель «нейтрализовать слегка плавающий воблер», иду другим путем: подклеиваю снизу примерно по центру приманки небольшой кусочек свинца. Однако существуют такие «кусочки» и в «цивильном» исполнении. Если судить по некоторым американским каталогам, продаются специальные «самоклеющиеся балластные таблетки», которые позволяют достаточно легко корректировать плавучесть воблеров. Но живьем я их не видел, поэтому действую именно так.

Несколько сложнее решать обратную задачу: когда суспендер изначально имеет едва заметную отрицательную плавучесть, а нам еще поводок на него надо навесить. Первое, что в таких случаях следует сделать, — снять носовое заводное кольцо. Его функциональная роль — обеспечить свободное соединение воблера с монофильной леской, когда не используется поводок. Для нас с вами это не актуально — уже хотя бы потому, что поводок у нас присутствует всегда. Поэтому колечко смело снимаем. Кстати, вес среднего носового заводного кольца примерно равен весу 12-сантиметрового поводка из традиционной струны второго номера. Так что получается своего рода компенсация. Что же касается противодействия отрицательной плавучести, которая есть у воблера в целом, то иногда ее удается в достаточной мере скорректировать, заменив на разумно более легкие тройники и кольца, которыми они крепятся к воблеру. Мы все-таки не тарпона ловим, поэтому для большинства моделей воблеров такая замена проходит без дальнейших негативных последствий.

Возможно, я несколько переусердствовал, уделив так много внимания достижению нейтральной плавучести. Просто иногда она имеет значение. Тут уж решайте сами — насколько это «иногда» может для вас оказаться важным. Мы, напомню, говорим обо всем в контексте ловли «проблемной» щуки, которая слабо реагирует на обычный твичинг. Но вот затяжные остановки в проводке заметно увеличивают число поклевок. Теперь давайте вернемся к теме разговора.

Общая схема проводки выглядит так. Заброс, небольшая пауза, ведем воблер таким усредненно-типовым твичингом, то есть не очень быстро и не очень медленно, с умеренными по резкости и амплитуде «твичами». И где-то метров через пять проводку останавливаем. Насколько? Ну, скажем, секунды на три.

Далее снова проводка в том же духе, и снова остановка. Всего таких остановок может быть от двух до шести-семи — в зависимости от дальности заброса.

Это все в общем и целом, теперь давайте перейдем к деталям. Обратили ли вы внимание на фразу «делаем небольшую паузу» — сразу после заброса?

Я впервые обратил на это внимание, когда прочитал в журнале In-Fisherman большую статью кого-то из американских профи. Речь, понятно, шла о бассе, а не о щуке, да и предметом описания были не минноу, а топвотеры. Тем не менее совет начинать проводку не сразу после падения приманки, а спустя несколько секунд запомнился. Потому я стал пробовать что- то похожее и при ловле щуки на минноу.

Что происходит сразу после заброса? Воблер входит в воду под некоторым углом и по наклонной за счет своей кинетической энергии достигает какой-то глубины (обычно до полуметра) и останавливается там в «подвешенном» положении. Если рядом, на расстоянии короткого прямого броска, оказывается щука, то иногда она рефлекторно реагирует немедленной атакой (reaction strike). Но «зубастая» может ведь оказаться и не рядом, а поодаль, или не отреагировать рефлекторно. И так, как можно заметить, происходит гораздо чаще. Что теперь? А теперь многое будет зависеть от того, каким мы сделаем начало проводки — немедленным или с некоторой задержкой.

Здесь волей-неволей приходится делать то, что я не очень люблю, — домысливать происходящее с точки зрения щуки. Ну да ладно, так иногда тоже можно. Если воблер после заброса оказался, скажем, метрах в четырех от щуки, та на него определенно обратила внимание. Но чтобы решиться на преодоление такого расстояния, щуке требуется некоторое время на размышление. Мы ведь сейчас говорим не об активной щуке, готовой при малейшем поводе все рвать и крошить своими острыми зубами, а о той, что пребывает в этакой полупрострации — в состоянии, которое в щучьем сообществе отмечается, пожалуй, очень часто. Короче говоря, если воблер быстренько куда-то там вдаль уплывает, наша щука не успевает на нем сфокусироваться, теряет его из-под контроля и остается на прежнем месте в прежнем состоянии. А вот задержка начала проводки дает рыбе возможность «выцепить» своими рецепторами объект на фоне всего остального и принять решение, стоит ли этот самый объект внимания. А если стоит, то начать какое-то движение в его сторону. Если же, когда щука уже нацелилась на воблер, он начинает двигаться, хищница с достаточно высокой степенью вероятности пускается в преследование, догоняет приманку и атакует.

О том, что именно так все происходит с воблерами, я могу лишь судить по косвенным признакам. А вот с поверхностными приманками получается куда как нагляднее. Напомню, что саму идею делать паузу после заброса я позаимствовал из американской публикации о ловле на топвотеры. А уже позже мне несколько раз удалось живьем увидеть развитие событий. Вот как это происходило. Озеро Ачиколь в Дагестане. Глубина небольшая, довольно много травы. Забрасываю на свободный от водорослей пятачок поппер, жду. Вдруг замечаю волну — не острую, какая характерна для рыбы в момент стремительного движения, а типа валика, изогнутого под тупым углом.

Такой след оставляет на поверхности щука, идущая медленно, полукрадучись. Если поппер теперь не трогать с места, то щука, скорее всего, остановится сантиметрах в десяти, посмотрит на него, развернется и уйдет. Честно говоря, я не помню, чтобы у меня щука атаковала поппер, подчеркнуто долго лежащий без движения на поверхности. С окунем и бассом так бывало не раз, но не с щукой. Зато «зубастая» ой как любит атаковать неподвижные приманки под поверхностью!

Таким образом, мы для себя отметили, что пауза перед началом проводки лишней не будет. Хоть и непосредственно в эту паузу поклевка маловероятна, зато в плане привлечения внимания щуки польза от такого приема очень ощутима.

Теперь перейдем к нашей «основной» паузе то есть мертвой остановке проводки после довольно активной анимации воблера. Выглядит это так: дерг-дерг-дерг… и вдруг — стоп! Чем- то эта пауза напоминает паузу в джиговой проводке, разве что там приманка не остается неподвижной — она падает ко дну. Общее же здесь то, что мы ждем в это самое время поклевку. Ждем, я бы сказал, с некоторым напряжением, боясь не почувствовать и пропустить — особенно когда еще и отягчающие обстоятельства (в виде ветра, например) накгадываются.

На самом деле поклевка в паузу на воблер ощущается несколько слабее средней джиговой поклевки, но тому есть объективное объяснение: в случае с джигом шнур гораздо сильнее натянут. Вам в детстве не приходилось играть в «спичечный телефон»? Это когда берутся две внутренние части от коробков спичек, их центры соединяются примерно 20-30-метровым куском обычной хлопчатобумажной нитки, после чего участники игры расходятся на это расстояние — чтобы нитка натянулась. Один из них прикладывает свой коробок к уху, а второй шепотом говорит в свой всякие «любезности» в духе «Васька-дурак». Васька это все слышит и при смене ролей отвечает примерно тем же. Но возможно такое только при одном условии: нитка должна быть сильно натянутой. Если ее хотя бы чуть ослабить, «спичечный телефон» не сработает. То же самое получается и с воблером. В отличие же от джига, шнур у нас натянут очень слабо. Соответственно, «шепот» на другом конце «нитки» мы едва ли услышим. И поклевка должна быть достаточно «смачной», чтобы она выразилась в ощутимом рукою тычке.

Если говорить о ловле на воблеры в целом, то чувствительности снасти мы не уделяем даже и малой доли того внимания, которое привыкли уделять в случае с джигом, что, в общем, понятно и логично. Но вот сейчас ситуация несколько иная, и потому сделать упор на сенсорные характеристики нашего «инструментария» вовсе даже не помешает.

Понятно, сказанное не означает, что для ловли твичингом вообще и твичингом с паузами требуются два разных «комплекта оборудования», отличающиеся как день и ночь. Но вот, например, если для «просто твичинга» еще как-то допустима моно- фильная леска, то для проводки с паузами о ней лучше забыть совсем. Или вот шнуры сигнальных и маскировочных тонов. Если оставлять для себя некоторые опасения, что яркий шнур способен отпугнуть рыбу, то мы совершенно спокойно можем отказаться от использования с воблерами ярких шнуров — во всех случаях, кроме того, который разбираем в данный момент. Ибо зачастую поклевку на зависший воблер мы воспринимаем не тактильно, а только визуально — по едва заметному вздрагиванию шнура. Акцентированная подсечка в данном случае почти также обязательна, как при ловле на джиг.

В ветреную погоду все существенно сложнее. Мало того, что ухудшается общая сенсорность снасти, еще и трудно бывает добиться мертвой остановки воблера. Ветер выдувает дугу, которая тянет приманку, и в итоге воблер не стоит неподвижно на месте, а пусть и небыстро, но перемещается. Насколько это плохо? С полной определенностью тут не скажешь. Но при прочих равных условиях в те дни, когда щука склонна атаковать воблер на паузах, я не раз отмечал следующее. На забросах поперек направления ветра, когда его влияние на качество проводки максимально, поклевок всегда бывает меньше, чем при забросах по ветру или против, когда остановки воблера получаются более четкими.

Чтобы хотя бы частично нейтрализовать влияние ветра, я стараюсь опускать во время остановок вершинку как можно ближе к поверхности. Возможно, стоит попробовать и вовсе погружать кончик спиннинга в воду — так иногда делают при ловле на джиг. Но я, откровенно скажу, этого с воблером не делал.

Теперь самый «пикантный» вопрос. Продолжительность паузы. В последнее время этот метод проводки стал достаточно популярным, и в сетевых конференциях о нем говорят все чаще. Я всегда с большой осторожностью воспринимаю то, что вещают в «общалках» не очень знакомые мне люди. Сколько было случаев, когда вдруг выяснялось, что «эксперт», направо и налево раздающий советы в Интернете, на деле оказывался «теоретиком», ловящим рыбу раз в месяц. Поэтому утверждения о том, что кому-то раз за разом удается ловить щук с поклевок на 10- и более секундной паузе, у меня, скажу мягко, вызывают некоторые сомнения.

Может, правда, виноват темп счета. Помнится, ловили мы на джиг со стоящих рядом лодок. Мой компаньон представлял старую джиговую школу. Бросали мы одинаковые веса примерно в одно место. Но Дмитрий сказал, что его «поролонка» падает секунд двенадцать-тринадцать. Мне это показалось странным, поскольку у меня выходило восемь секунд, и я попросил его посчитать вслух. После того мне как-то сразу вспомнилось, что есть обычная миля и морская, обычный час и академический… Стало быть, можно говорить о том, что есть обычная секунда и «староджиговая». Когда я спросил Дмитрия, почему он считает именно в таком темпе и не пробовал ли он сверяться с секундной стрелкой часов, тот ответил, что так его научил «сенсэй» лет десять назад. А старая джиговая школа, не смейтесь, была чем-то, несущим в себе сакрально- сокровенное знание. И потому делать вопреки указаниям наставника считалось абсолютно недопустимым…

Короче говоря, не очень я верю, что можно системно и регулярно ловить щук, кусающих воблеры после десяти секунд неподвижного зависания. Разумный максимум, по моему опыту, секунд шесть-семь. Принципиально я не исключаю поклевки и после, но это будет скорее исключением, чем правилом, и не стоит подстраиваться в технике и тактике под такие случаи.

Наиболее характерную продолжительность паузы при ловле твичингом с остановками я бы обозначил как три-четыре секунды. Как правило, этого бывает достаточно для того, чтобы щука успела подумать и принять решение. Да и общую скорость проводки такая пауза не тормозит сильно. Не могу сказать, что я экспериментировал долго и упорно, но все же некоторое время тому уделил. Как-то полдня (тогда щука клевала в целом очень неплохо, но проявляла соответствующий «затромо- женный» настрой) ловил твичингом с паузами, причем паузы старался делать неразумно долгими, секунд аж по двенадцать. Так вот, из примерно полутора десятков поклевок только одна или две пришлись на пятую-шестую секунду. Все остальные распределились между первой и четвертой. Даже, пожалуй, в первые секунды полторы их было больше всего.


При ловле методами stop amp;go и твичингом с паузами на воблеры-суспендеры очень важно не ошибиться с продолжительностью остановки.

Здесь очень важно бывает прочувствовать ситуацию. Если мы уверены, что щука на данной акватории есть, но попытки поймать ее твичингом без пауз не дают результата, пробуем проводить воблер с остановками. Если ничего не меняется, то или выбираем принципиально другое место, или же прибегаем к методу «выдрачивания», в том числе и увеличивая паузу. У меня этот метод срабатывал не раз, в том числе на очень небольшой «баклуше». Там воблер проходил перед щукой с полдюжины раз, но секунде на пятой неподвижного стояния воблера она смыкала-таки на нем свои челюсти.

Стоит, наверное, оговориться, что фаза неподвижности воблера начинается не сразу после того, как мы, подернув шнур, остановили движение удилища. Мало того что воблер еще продолжает идти по инерции с отклонением в бок, он еще при этом колеблется. Более того, колебания у некоторых моделей продолжаются и какое-то время после того, как поступательное движение прекратится. И хотя в реальном исчислении все это длится очень недолго (до секунды — поступательный ход воблера, еще менее того — переколебания), с подобным нельзя не считаться. Иными словами, говоря о паузе, мы отсчитываем ее где-то через секунду-полторы после остановки предшествующего ей «твича».

Да вот еще что. Если уж мы коснулись этого момента, стоит сказать несколько слов о переколебаниях. Снова готов признать, что на особенность игры воблеров я стал обращать внимание после ознакомления с американскими источниками. Я заинтересовался опубликованной на одном из сайтов статьей, в которой сравниваются несколько моделей японских воблеров, прежде всего Pointer 100 SP от Lucky Craft и Jackall Bros. Squad Minnow 95. Внешне эти воблеры очень похожи и в первом приближении ведут себя на проводке одинаково. Однако если взглянуть на поведение того и другого воблера на рывковой проводке, можно будет заметить одно отличие. Касается оно того, о чем мы сделали замечание выше: Squad Minnow после «твича» быстрее, чем Pointer останавливается на месте — если говорить о горизонтальном движении. Насколько это отличие существенно? Здесь я не могу выразить полную определенность, но, похоже, что-то в этом есть. По крайней мере и у меня самого, и у моих знакомых было несколько случаев, когда сравнительные испытания этих двух воблеров выявляли почти подавляющее преимущество одного из них. Однако в какие-то дни ловил Pointer, a Squad «отдыхал», в другие Pointer работал с минимальной эффективностью, тогда как на Squad следовала поклевка за поклевкой. Но попытки досконально разобраться в том, почему происходило именно так, а не иначе, оказались делом не очень благодарным. И я хотел бы сделать акцент не на различиях этих двух воблеров, а на том, что их объединяет. И для того и для другого характерны выраженные переколебания перед остановкой. Следует рывок, воблер продвигается вперед и в сторону, останавливается, но продолжает переваливаться с боку на бок. Такое поведение не только эффектно, но и эффективно: обе эти модели минноу входят в число фаворитов у многих серьезных спиннингистов. Утверждать, что воблер, наделенный свойством переколебаний, однозначно лучше того, у которого ничего подобного нет, я не стал бы. Но при прочих равных условиях, когда использую технику твичинга с паузами, скорее поставлю именно такой минноу.

Последнее, чтобы я хотел сказать об этом методе анимации, касается более акцентированного выбора регулярности остановок. Можно, как было отмечено в начале, делать паузу через каждые метров пять проводки, но можно ведь и не придерживаться в этом плане никакой системы. Что тут лучше — я не отвечу, хотя сам чаще ловлю по регулярной схеме. Однако были у меня случаи, давшие основания для сомнений. Так, однажды мне удалось поймать трех щук, плюс еще было две явные поклевки на тех проводках, когда я совершенно бессистемно чередовал активный твичинг с остановками. А вот ведение тогда воблера с четко выверенной последовательностью пауз, хотя я и упражнялся в нем добрую половину всего времени, не дало ничего. Понятно, что такие случаи могут быть лишь следствием стечения обстоятельств, но на определенные мысли они все же наводят и побуждают хотя бы время от времени отходить от шаблонов…

Я в целом, как вы, возможно, заметили, не очень люблю сильно плавающие воблеры. Точнее, если это какие-нибудь фэты, то особого неприятия не испытываю. А вот от минноу, которые, если их положить на воду выступают над поверхностью на добрую четверть, — какой от них прок? Мало того что они из- за меньшего веса хуже забрасываются, еще ведь и проводку можно далеко не всякую воспроизвести. О твичинге с паузами тут, понятно, можно вообще забыть, но и обычный, среднеактивный твичинг выходит несколько иным, чем с воблерами, плавучесть которых близка к нейтральной. Если учесть, что я вообще давно привык к суспендерам, проводка сильно плавающего минноу у меня до некоторого времени вызывала «странные» ощущения. Так продолжалось до тех пор, пока я не попал на Кубу…

Нет, нашу родную щуку на острове не ловил, зато довелось несколько дней «поохотиться» за «щукой морской» — барракудой. Помимо непосредственных эмоций, из тех рыбалок удалось вынести и кое-что еще.

Наш гид сразу порекомендовал вести воблер максимально быстро и активно. Очень скоро я убедился, что он был прав на все сто: почти все поклевки барракуды приходились на те проводки, когда минноу шел с максимальной скоростью. Если еще принять во внимание, что спиннинг у меня в руках был существенно более тяжелого класса, чем мы обычно используем при ловле щуки, уже минут через пятнадцать руки начинали уставать, и требовалась хо-я бы непродолжительная передышка.

Буквально через неделю после возвращения с Кубы мне представилась возможность еще раз испытать в действии технику бешеного твичинга. Правда, это снова происходило не на родине (шла первая половина апреля, и время нашей подмосковной щуки еще не пришло), а на Кипре. Ну а объектом охоты был, как легко догадаться, басс. Место представляло собой достаточно обширную отмель водохранилища с небольшими кустиками на дне, среди которых и держались бассы. Важно было забросить подальше и выбрать приманку и метод проводки.

Мы попробовали разные варианты бассовых приманок и оснасток, но реально «выстрелил» лишь один воблер-минноу. Речь шла о крупном и сильно плавающем воблере американской марки Ambush Lures. Не думаю, что данная модель была настолько уникальной. Просто она оказалась единственной в этом типаже из всего того, что при себе было. Благодаря размеру воблер очень далеко забрасывался. Вести его «средним» твичингом получалось как-то не очень. Плавучесть была такая, что воблер вел себя почти как сверхмелководник — шелгде-то на одну-две ладони от поверхности, а над кустиками было метра полтора, если не более.

Тогда я вспомнил про барракуду и, грубо говоря, увеличил темп проводки вдвое — это касалось и общей скорости, и резкости «твичей». Перемена в технике моментально дала результат: первый басс попался на первой же «барракудьей» проводке. И дальше «скорострельность» поимок резко превысила все то, чего удалось добиться в этом месте до того. Получалось так, что минноу проносился «на бреющем полете» над кустами. Бассы или атаковали его рефлекторно коротким броском снизу вверх, или же «заводились», пускались вслед и догоняли воблер через десяток метров…

Следующий удобный случай опробовать «барракудью» технику представился через пару недель. Еще шел апрель, но дело было в Дагестане, на Аграханском заливе. Щука к тому моменту уже давно успела отнереститься и достаточно активно питалась, хотя пик постнерестового клева был уже позади. Залив представляет собою широкое водное пространство, разделенное лабиринтами из стационарных и плавающих островов. Соответственно, ловля происходила в каких-то подобиях «баклуш», прудиков и т. п., то есть вполне в нашей теме ловли на малых водоемах.

Первое, что в ту поездку обратило на себя внимание, — это очень позитивная реакция щуки на воблеры-фэты. Хотя и происходило все на юге, но там уже неделю стояла прохладная погода и по температуре воды картина была очень похожа на ту, что характерна для водоемов Подмосковья в самом начале мая. Всякое, конечно, бывает, но обычно в таких условиях щука вяло реагирует на фэты с активной игрой на весьма быстрой проводке. А тут очень даже реагировала.

Но на минноу все равно поклевок было побольше. Однако когда я сопоставил текущий позитивный настрой щуки на фэты и свой недавний опыт ловли «барракудьим» твичингом, решил-таки попробовать. И клев из среднего тут же стал, я бы сказал, отменным! За первые минут двадцать ловли агрессивным твичингом я поймал четыре «хвоста». И два из них попались со второго захода: после первой поклевки рыба садилась, спустя секунду «сваливалась», но тут же бросалась преследовать убегающий воблер, догоняла и вновь садилась на крючки! Это, конечно, не исключение — так бывает, но при выполнении одного из двух условий: или рыба сама по себе пребывает в сверхагрессивном состоянии, или приманка и манера ее подачи вынуждает щуку впадать в неистовство. В данном конкретном случае, понятно, все говорило в пользу второго варианта.

Если вы внимательно читали предыдущие главы, то, наверное, обратили внимание на то, что я описывал еще пару очень похожих историй — когда более частых и решительных поклевок удавалось добиваться очень резким ускорением проводки. Этот прием может срабатывать с приманками самых разных типов, но все же для воблеров-минноу и твичинговой анимации он подходит в первую очередь.



Крупный сильно плавающий минноу срабатывает на проводке «барракудий» твичинг по среднеактивной щуке.

«Барракудий» твичинг — занятие утомительное. Даже если в ваших руках короткая «палочка» с тестом граммов до двадцати, руки все равно устают довольно быстро. Поэтому ловить в бешеном темпе целый день не очень получается. Да это и не нужно — в отличие от заглавного персонажа этого метода, щука все же обычно предпочитает более спокойное движение приманки. Даже если в конкретное время и в конкретном месте вы приходите к выводу, что экстремально агрессивный твичинг дает больше поклевок, острой необходимости ловить таким методом постоянно от начала и до конца нет. Лучше чередовать максимально быструю проводку с более размеренной.

Я заканчиваю работать над этой книгой в начале зимы 2008–2009 года. Продолжаю пару раз в неделю ловить щуку на малых водоемах. Вот — последняя. Поймана на холодной речке в уже, как вы можете видеть, зимнем антураже. Мы с вами знаем, что в таких условиях самое оптимальное ловить на джиг. Но, поскольку последняя глава книги посвящена твичингу, я пошел не тем путем, который быстрее всего ведет к цели… Я поставил вместо «поролонки» воблер-минноу. Итог — очень приличная для маленькой подмосковной речки щука на 1,8 кг. В тот день было еще несколько поклевок, но все мимо. Этих щук доловлю теперь уже в 2009 году.



30 ноября 2008 года. Щука в подмосковных речках еще есть

This file was created with BookDesigner program bookdesigner@the-ebook.org 27.05.2010



 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх