Загрузка...


  • 1. Выбор места и его подготовка
  • 2. Маскировка
  • ГЛАВА II

    МЕСТО ЛОВЛИ И ЕГО ПОДГОТОВКА. МАСКИРОВКА

    1. Выбор места и его подготовка

    «Однимъ изъ важнѣйшихъ условій для удачной ловли сазановъ, служить выборъ мѣста, а также прикормка».

    (И. Комаровъ[56])

    Ловля карпов начинается с тщательной подготовки. Ни хорошая снасть, ни «специальная» насадка не принесут желаемого успеха без изучения водоема и обитающей в нем рыбы, без выбора наиболее подходящего для ловли места, его оборудования и прикармливания. Более того: важное значение имеет выбор самого водоема (если, конечно, есть из чего выбирать), ибо не в каждом водоеме, где есть карп, он водится в изобилии, и далеко не везде он достигает интересных для рыболова размеров.

    Кто не мечтает поймать карпа килограммов на десять-пятнадцать? Или даже на двадцать, а то и на тридцать-сорок? В тех водоемах, которые были заселены карпом сравнительно недавно или в которых карпы растут плохо, таких левиафанов не встретить. Малоперспективны, например, холодные водоемы, в частности глубокие озера и карьеры с крутыми берегами, которые прогреваются весной очень медленно и в которых карпы весной активизируются позднее. Или совсем мелкие озера, которые очень быстро охлаждаются.

    Искать следует водоемы, где хорошая кормовая база и достаточно высокая среднегодовая температура воды. Богатые кормом озера с обширными, быстро прогревающимися отмелями и достаточно глубокими ямами (куда карпы могут перемещаться зимой) заслуживают особого внимания. Известны также рекордные карпы из небольших озер и прудов, защищенных от холодного ветра или подогреваемых теплыми источниками. Но настоящее эльдорадо для охотников за рекордами — это тепловодные участки рек и каналов около электростанций.

    Другим немаловажным моментом при выборе водоема является его удаленность от вашего дома. Возможность посещать водоем регулярно в несколько раз облегчает все приготовления к ловле. Если водоем расположен очень далеко, целесообразно поискать возможность поселиться рядом с ним на более или менее продолжительное время.

    В местах сосредоточения рыболовов (рыболовные магазины, рынки, рыболовные «базы», автобусы и электропоезда, следующие по направлению к крупным водоемам) всегда циркулирует много слухов, из которых нам случалось извлекать некоторую пользу. Но нельзя забывать, что, пока полезная информация дойдет до вас в виде слуха, она может устареть и потерять свою актуальность. Например, вы узнали, что в таком-то пруду «карпов ловят мешками». В ближайшее свободное время вы отправляетесь туда, и оказывается, что другие рыболовы узнали об этом пруде гораздо раньше вас, часть карпов выловили, других распугали, и теперь на берегу сидит человек десять; они заняли все подходящие места и в один голос жалуются на отсутствие клева. Или другой вариант: пруд безлюден и не видно никаких признаков рыбы, а в ходе расспросов в соседней деревне выясняется, что прошлой зимой был замор, и все карпы погибли.

    Еще меньше шансов получить актуальную информацию из рыболовной прессы, ибо с момента написания статьи или заметки до ее опубликования проходит уйма времени. Другое дело, когда о хорошем водоеме по секрету сообщает коллега или знакомый продавец в мясном отделе магазина, парикмахер, автослесарь и т. п. Таким путем мы нашли много неплохих мест. Но и тут нужна осторожность. Один наш знакомый любит рассказывать об удивительно рыбных местах, но при подробном выяснении всегда оказывается, что последний раз он был там лет двадцать назад.

    Надежнее всего искать водоемы самому, предпринимая время от времени специальные «разведывательные» поездки. Только в этом случае есть надежда на то, что когда-нибудь окажешься в числе первооткрывателей и по-настоящему отведешь душу.

    Но предположим, что водоем уже выбран, будь то с помощью рыболовного журнала, коллег-рыболовов или местных жителей, рассказывающих о «карпах в рост человека», с помощью собственных наблюдений и их анализа, или, что всего надежнее, с помощью многолетнего опыта ловли. В последнем случае следующий этап — выбор места ловли — значительно облегчается.

    Выбор места — дело непростое. Положившись на русское «авось» и сев на первое попавшееся место, как это часто делают новички, вы будете ждать поклевки до второго пришествия, если только вам случайно не улыбнется рыбацкое счастье. Хорошее место должно отвечать определенным условиям. Прежде всего, его должны часто посещать карпы. Но как это выяснить? Вот где помогает знание водоема. Местным рыболовам и приезжим завсегдатаям не нужно ломать голову над этим вопросом. Сравнивая результаты ловли в отдельных местах в течение длительного периода, такие счастливчики могут выбрать из всех знакомых им мест наилучшее.

    Исследуя новый водоем, о котором мы не располагаем достаточной информацией, мы предпочитаем ловить первое время (обычно день-два) в нескольких приглянувшихся местах легкой поплавочной снастью на перловку, кукурузу, червя или опарыша, с небольшой прикормкой. Количество поклевок, размер и упитанность попадающихся плотвы, карасей, лещей, линей или даже отдельных карпов подтверждают или опровергают выводы, сделанные из первых наблюдений. При этом первом знакомстве с водоемом мы не забываем и старое, неписаное рыбацкое правило, которое гласит, что на чужих водоемах следует обратить внимание на тех, кто ловит там годами, и незаметно понаблюдать за ними.

    Стоит также попробовать завязать с ними дружеский разговор или даже обратиться за советом. Таким способом подчас можно получить массу информации. Но какой бы заманчивой ни казалась эта информация, ко всему услышанному лучше отнестись критически. Некоторые «доброжелатели», стремясь оградить свое прикормленное место от незваных гостей (что, кстати, является законным правом каждого рыболова, слишком часто сегодня нарушаемым), дают приезжим заведомо ложные советы. Еще И. Т. Плетенев, заядлый русский карпятник, интереснейшие статьи которого сегодня незаслуженно забыты, говоря, как о редком исключении, об одном рыболове, готовом предложить другому свое прикормленное место, отмечал: «Почти общее явленіе, что каждый охотникъ желаетъ только себѣ удачи, а потому другому охотнику онъ никогда не передастъ всѣхъ нужныхъ свѣдѣній, стараясь сбить съ толку и наговорить всякаго вздору».[57] По правде говоря, со времен Плетенева в этом отношении мало что изменилось.

    Более или менее нейтральны в такой ситуации лодочники, работники насосных станций и т. п., если они сами не ловят карпа или если их рыболовные интересы не простираются дальше их места работы. Но их не везде и не всегда можно найти, и не с каждым удается установить контакт.

    С другой стороны, информация, сообщаемая рыболовами-завсегдатаями, может оказаться неточной не по злому умыслу, а просто по незнанию дела. Важно уметь отбрасывать предвзятые мнения. Сколько раз приходилось нам слышать фразу: «Так здесь ничего не поймаешь!» Но почему бы не попробовать? И мы не только открывали новые возможности, но и обнаруживали такие виды рыб, о присутствии которых в данном водоеме никто даже не подозревал.

    Итак, на незнакомом водоеме главным образом приходится полагаться на свою наблюдательность и способность анализировать виденное. Но и на «свой» водоем полезно взглянуть иногда другими глазами, представив себе, что попал на него впервые. Обойдите весь водоем или интересующую вас часть его и тщательно осмотрите его, желательно с помощью бинокля. Где именно искать карпов? Там, где они кормятся, где они отстаиваются или на пути между этими точками.

    Универсальный рецепт дать трудно. Ни один водоем не похож на другой: они различаются по видам (реки, каналы, старицы, водохранилища, пруды, озера, карьеры), по размерам, глубине, характеру дна, наличию водной растительности и коряг, температурному и кислородному режимам и т. д. Различными бывают их берега — пологие и обрывистые, чистые и заросшие.

    И все-таки можно выделить некоторые закономерности. Самое общее правило заключается в том, что рыба не любит монотонных участков водоемов и всегда собирается у всевозможных неровностей дна и берега или у других выделяющихся элементов подводного ландшафта. Поэтому огромные пространства могут быть совершенно безрыбными!

    Классическими карповыми местами считаются упавшие в воду деревья, нависающие кусты, заросли тростника и поля кувшинок. Белая кувшинка растет на глубинах до полутора метров, в то время как желтая — до трех метров. Конфигурация поля кувшинок позволяет судить о том, насколько круто опускается дно: если по направлению к середине водоема поле заканчивается ровным краем, как будто оно обрезано ножом, то там, по всей вероятности, находится подводная бровка. Если же кувшинки растут по внешнему краю все реже и реже, а сам край образует ломаную линию, то можно предположить, что глубина увеличивается постепенно. Что касается другой водной растительности, то карпы охотнее всего держатся среди зарослей элодеи и рдеста.

    Если растительности в водоеме немного и она располагается отдельными островками, то искать карпов следует в этих островках. Хорошие успехи, прежде всего ночью, приносила нам также ловля у края травяных зарослей и на окаймляющих их отмелях. Если же водоем зарос полностью, приходится искать естественные «окна» или проделывать искусственные.

    Там, где совсем нет никакой водной растительности, мы обращаем внимание на отмели и подводные островки, косы и т. п., особенно, если они немногочисленны, находятся достаточно далеко от берега и окружены глубокими участками. Летом карпы охотно бродят здесь ранним утром, когда дно освещается восходящим солнцем. Мы заметили, что промоины между отмелями часто используются карпами в качестве тропинок, а для того, чтобы попасть на другую сторону отмели, они не идут прямиком, а ищут углубление или узкий проход. Такой проход может стать для карпятника бесценной находкой!

    На больших водоемах серьезную помощь в отыскании мелких мест оказывает эхолот, но из-за высокой цены он, конечно, доступен не каждому. На жидкокристаллических экранах современных эхолотов видны не только глубина и рельеф дна, но и скопления рыбы и даже отдельные крупные экземпляры. Разумеется, это могут быть не только карпы. Но обнаружив в каком-либо месте скопление рыбы, мы можем сделать вывод, что условия здесь особенно благоприятны (тепло, много корма и кислорода) и что карпы в любом случае находятся где-то неподалеку.

    Значительно дешевле эхолота, но зато и менее эффективно обычное свинцовое грузило, привязанное к концу лески удочки с катушкой. Правда, оно имеет одно важное преимущество перед эхолотом: в сочетании с поплавком им можно измерять глубину с берега (рис. 1), в то время как эхолот применяется только с лодки или со льда. Кроме того, при некотором навыке грузило позволяет точнее, чем с эхолотом, определять характер дна. Карпы предпочитают наносной песок, гравий и плодородный ил, населенный многочисленными мелкими организмами. Черный, липкий и неприятно пахнущий ил никем не населен и не представляет для карпа интереса. Более того, карпы, по всей видимости, избегают его. В небольших водоемах, все дно которых покрыто таким илом, стоит попробовать ловить на насадки, плавающие в средних слоях воды или на поверхности.


    Рис. 1 Устройство для измерения глубины

    Чтобы облегчить работу по измерению глубин, Рудольф Зак советует обратить внимание на водоплавающих птиц и ласточек. Первые ныряют на отмелях, собирая корм со дна, а вторые ловят насекомых, в большом количестве выводящихся в мелких местах, где обитают их личинки.[58]

    Тому же, кто ловит в водохранилищах, могут помочь старые топографические карты, показывающие, как выглядела местность до затопления.

    Как ни странно, среди части рыболовов все еще бытует мнение, что карпов круглый год нужно ловить на глубине. Мнение это в корне ошибочно. Карп всегда ищет оптимальные для него условия: обилие пищи, тепло и достаточное количество кислорода. Весной и летом именно мелкие места соответствуют этим трем условиям. Они прогреваются быстрее и лучше глубоких. Они богаче кислородом, ибо ветер насыщает кислородом лишь поверхностные слои воды, и лишь здесь развиваются водоросли, выделяющие кислород в процессе фотосинтеза. Для фотосинтеза, как известно, необходим свет, а его тем больше, чем меньше глубина.[59]

    Кроме того, в зеленых зарослях, а также в плодородном иле, образующемся после отмирания элодеи, рдеста и др., всегда кишмя кишит всякая мелкая живность, а наличие «крыши над головой» позволяет карпам чувствовать себя в относительной безопасности.

    Дно иных отмелей бывает сплошь усеяно ракушками, и если вспомнить, что моллюски занимают в меню карпа отнюдь не последнее место, то станет понятной необычная продуктивность таких участков. Существенное неудобство для рыболова заключается, однако, в том, что многие ракушки могут перекусывать или повреждать леску острыми краями своих раковин. Есть два способа избежать этой неприятности: не дать леске опуститься на дно, применив поплавок или грузило типа «ванька-встанька», или точно выяснить очертания колонии моллюсков и забрасывать к ее краю, предварительно установив там буек.

    В то время как на отмелях жизнь бьет ключом, глубокие места, расположенные посредине водоема, могут быть абсолютно пустынными. Опавшие листья, ветви и всякий мусор собираются на дне углублений и с годами образуют толстый слой черного, неприятно пахнущего ила, из которого на поверхность временами поднимаются пузыри газа. Процесс гниения поглощает кислород, которого в ямах и без того немного, и они становятся безжизненными.

    Первые жаркие дни справедливо считаются лучшим временем для ужения на плавающие насадки (хлебные корки и т. п.). Когда становится слишком жарко, карпы оживляются только от свежего, но не холодного ветра. Расположенные на подветренном берегу бухты с медленно понижающимся дном являются в это время наилучшими местами для ужения, в том числе и на плавающую насадку. Если же ветра нет совсем, а жара продолжается в течение нескольких дней или даже недель, то в небольших водоемах может ощущаться нехватка кислорода, сопровождающаяся полным отсутствием клева. Более того, при неблагоприятном стечении обстоятельств (отсутствие притока, «цветение» воды и т. п.) дело может дойти до замора! В такое время лучше обратиться к большим, глубоким водоемам, менее подверженным влиянию жаркой погоды.

    Иначе обстоит дело осенью, когда после первых заморозков вода начинает сильно охлаждаться, и прибрежная зона и отмели становятся менее продуктивными. На глубине температура воды снижается медленнее, и карпы постепенно перемещаются туда. Исходя из удельного веса воды при разных температурах, можно поразмышлять о том, где вода должна быть теплее, а где холоднее. Но теоретические расчеты лучше проверять с помощью термометра, поскольку сильные осенние ветры легко перемешивают все температурные слои.

    Зимой карпы собираются в определенных местах, причем не обязательно на максимальной глубине, и очень мало передвигаются по водоему (подробнее см. Главу X). Там они обычно остаются до самой весны, когда их можно встретить на наиболее быстро прогревающихся участках. Утром быстрее прогревается западный берег, но если есть ветер, то он сгонит верхний прогревшийся слой воды к подветренному берегу, где она скопится, привлекая карпов. У противоположного же берега на поверхность поднимется холодная вода.

    Вообще, подветренный берег почти всегда при прочих равных условиях предпочтительнее для ловли. Сюда прибиваются плавающие на поверхности мертвые насекомые, хлеб, брошенный рыболовами в воду, всякий мусор, в июне — тополиный «пух», а осенью — опавшие листья. Приводя в движение весь поверхностный слой воды и создавая таким образом поверхностное течение, ветер перемещает сюда растительный и животный планктон. Привлекает рыбу и то, что уровень воды у подветренного берега несколько повышается, а прибой вымывает из ила и глины частицы корма и создает в воде муть. «Следуй за ветром, и ты найдешь карпов», — в теплое время года это правило английских карпятников действует почти безотказно, если только ветер не слишком холодный. Особенно удачной рыбалка на подветренном берегу бывает в неглубоких заливах с медленно понижающимся дном.[60]

    Вода, сгоняемая ветром к берегу, частично движется параллельно береговой линии, особенно когда ветер дует не строго перпендикулярно последней, а частично опускается вниз и направляется в обратную сторону. Таким образом возникает глубинное течение, противоположное поверхностному. Это глубинное течение удобно использовать для прикармливания, так как оно далеко разносит запах опущенной у берега прикормки (чтобы прикормку не уносило далеко, она должна быть не слишком легкой или же ее следует опускать в мешке либо контейнере). Без такого прикармливания благоприятное действие ветра у подветренного берега через некоторое время ослабевает. Дело в том, что самый сильный эффект производит на карпов только что поднявшийся ветер.

    Чем дольше дует ветер в одном направлении, тем меньше он привлекает карпов к подветренному берегу.

    Итак, в нашем случае вполне справедлива старая итальянская пословица: «Когда ветер гонит волну, вся рыба уходит и опускается на глубину».[61] Рыба уходит к подветренному берегу, где усердно кормится на дне — и попадает на наши крючки. Любители же тихих местечек останутся на противоположном берегу с пустыми садками. Пусть лучше уж ветер дует в лицо и затрудняет забросы, зато уловом можно будет похвастаться.

    Интересно, что опытные карпятники обладают особым чутьем на подходящие места. Им знакомо то чувство, когда обходишь водоем и вдруг видишь место, где прямо-таки пахнет карпами. Между тем, карпы не всегда придерживаются перечисленных выше правил. Иногда их можно, например, встретить на мели в холодное время года, причем без каких-либо видимых причин.

    Бывают и случаи, когда плоды хозяйственной деятельности человека ставят все правила с ног на голову. Что толку искать карпов в классических местах, если поблизости находится сток теплой воды от электростанции или сбрасываются пищевые отходы с какой-нибудь фабрики? Вся рыба, включая карпов, собирается в этих оазисах, причем шансы поймать там крупный экземпляр особенно велики. То же самое относится к мельницам, акваториям портов (в первую очередь местам разгрузки зерна), лодочным причалам и другим сооружениям.

    Некоторые карпятники полагают, что рыба хорошо себя чувствует при определенном давлении, которое складывается из давления воды и давления воздуха. Отсюда следует, что при высоком атмосферном давлении она должна подниматься вверх, а при низком — опускаться вниз. Но это вопрос спорный.

    Обычному совету ловить в местах, часто посещаемых рыболовами, следовать не стоит. Он относится скорее к ловле некрупной рыбы. Действительно, такие места могут быть очень результативными, ибо рыба находит там прикормку, а также остатки насадки или даже завтраков, выбрасываемые рыболовами в воду перед уходом с водоема. Однако постоянное беспокойство заставляет осторожных, умудренных годами крупных карпов избегать таких мест. Кроме того, всегда есть опасность, что ваше место окажется занятым конкурентами-рыболовами или что они появятся позднее и расположатся неподалеку от вас.

    Особенно тщательно мы отбираем места, собираясь начинать длительное прикармливание. Прежде всего отпадают те из них, к которым легко подъехать на автомобиле и на мотоцикле. Следующий шаг — поиск участков берега, по той или иной причине избегаемых даже пешими рыболовами. Причиной могут быть, например, непроходимые заросли кустарника, широкий тростниковый пояс или другие препятствия, лишающие рыболова доступа к воде. Все это, однако, не помешает нам ловить там с лодки. Если ловля с лодки запрещена, можно попытаться тайком проделать проход в зарослях, хотя со временем он, вероятно, будет обнаружен конкурентами. На нешироких водоемах можно ловить с противоположного берега, делая сверхдальние забросы.

    Там, где много гуляют, купаются или катаются на лодках, ловля карпов тоже бывает весьма проблематичной. Ловить приходится ночью или на рассвете, пока праздная публика сладко спит, ибо днем карпы перемещаются на более тихие участки — к заросшим берегам, островам или на середину водоема. Но если укромные уголки совершенно отсутствуют, как это бывает на маленьких прудах и озерах, то карпы постепенно привыкают к окружающей их суете и перестают на нес реагировать.

    На реках, как правило, реже посещаются рыболовами или даже совсем пустуют участки с быстрым течением. Между тем, наличие сильного течения совсем не обязательно означает, что там нет карпов.

    Нечего и говорить, что абсолютно непригодны для ловли те места, где постоянно браконьерничают. Одну из наиболее многообещающих рыбалок нам испортили три местных браконьера, нахально пройдя с бреднем чуть ли не по нашим насадкам. Безотказное средство в таком случае — перейти на ловлю в коряжнике. Однако в «нашем» карьере коряг не было, так что мы бросили рыбалку там и больше туда ни ногой.

    Обратимся теперь к признакам, выдающим наблюдательному рыболову присутствие карпа. Это могут быть такие мелочи, на которые подчас даже не обращаешь внимания. Вдруг шевельнется стебель камыша или на поверхности воды образуется завихрение. Вздрогнут листья кувшинок, раздастся характерное чавканье. Крохотная черная точка на мгновение появится над водой и вновь исчезнет.

    Опытному карпятнику это говорит о многом. На незнакомом водоеме он посвятит наблюдениям целый день, а то и два, вооружившись хорошим биноклем и очками с поляризационными стеклами. Если первый позволяет исследовать противоположный берег или отдаленные поля кувшинок, то вторые, снимая поверхностное отражение, дают возможность заглянуть вглубь и непосредственно обнаружить карпа, если тот стоит или ходит неглубоко.

    Наглядный пример действия поляризационных очков приводит Джеймс Гиббинсон: «Мы с моим другом Фредом В. были заняты поисками карпов. Наш наблюдательный пункт был расположен на крутом берегу над несколькими островами травы. В это время мимо проходил инспектор нашего клуба. Он бросил взгляд вниз на воду. „Отсюда сверху, — сказал он, — иногда бывают видны карпы. Но сегодня не тот ветер“. С этими словами он пошел дальше. Тем временем мы с Фредом, украдкой переглядываясь, уже наблюдали за стаей, состоявшей из полудюжины „двузначных“ карпов.[62] Мы отчетливо видели их благодаря нашим поляризационным очкам. Инспектора же ослепили яркие солнечные блики на поверхности воды».[63]

    Конечно, эффективность наблюдений с помощью поляризационных очков во многом зависит от прозрачности воды. Но даже в очень мутной воде карпов видно, когда они греются на летнем солнце, стоя у самой поверхности.

    Иногда карпы выдают себя облачками мути или цепочками мелких пузырьков, появляющимися на поверхности воды, когда карпы роются в иле в поисках корма. Французы называют это явление «буйоман», то есть кипение. Правда, такие цепочки могут возникать и в результате деятельности линей, но никак не лещей, активность которых вызывает образование целых полей пузырьков. Крупные одиночные пузыри образуются, как правило, в результате выделения болотного газа.

    Если пузырьки заметить не всегда легко, особенно в волну, то нельзя не обратить внимания на карпов, выпрыгивающих из воды. Иногда при этом бывает такой шум, словно в воду упал человек. Иногда же это происходит совершенно бесшумно. Кроме того, случается, что карпы высовывают из воды одну лишь голову или спину.

    Подробное описание прыжков диких карпов приводит Л. П. Сабанеев. «Сазанъ выскакиваеть изъ воды весь, почти торчкомъ, т. е. перпендикулярно, съ необыкновенною силою, — и при этомъ издаетъ, вѣроятно губами, какой-то особый звукъ, похожій на отрывистое кваканіе лягушки. Этотъ прыжокъ достигаеть иногда вышины до двухъ аршинъ: очевидно, сазанъ продѣлываетъ эту эквилибристику съ разбѣга, поднимаясь со дна кверху и притомъ только ради моціона, а не изъ какихъ либо другихъ цѣлей. Очень часто онъ выскакиваеть такимъ образомъ недалеко от лодки. Назадь же онъ падаетъ какъ придется — бокомъ, плашмя, на голову и, падая, производить сильный плескъ хвостомъ и пускаетъ большую волну. По-видимому, сазаны начинають выбрасываться только по окончаніи нереста, не ранѣе мая, когда уже нѣсколько отъѣдятся и соберутся съ силами, — а кончають бой въ сентябрѣ. Обыкновенно прыжки сазана въ извѣстном мѣстѣ показыаютъ, во-первыхъ, что эта рыба имѣетъ здѣсь постоянный притонъ, во-вторыхъ, что она отправляется на жировку. Частое выбрасываніе сазана, при полномъ отсутствіи клева, предвещаетъ перемѣну погоды къ худшему. Среди дня они почти никогда не выпрыгивають, а только по утрамъ и вечеромъ.»[64]

    Действительно, прыжки карпов и особенно их «выворачивание» (смотри, какой вывернулся!) свидетельствуют об их активности и готовности взять насадку. Заметив выпрыгнувшего карпа, можно целенаправленно подбросить ему наладку. Но если дело происходит во время ловли на прикормленном месте, то лучше всего не шевелиться и спокойно ждать поклевки на одной из уже заброшенных удочек. Как показывает наш опыт, ждать обычно приходится недолго.

    Почти все опытные карпятники подчеркивают, что место ловли должно позволять относительно безопасное вываживание подсеченного карпа. В качестве опасных помех называют, как правило, корни деревьев, коряги, водоросли, кувшинки, тростники, а также всевозможные препятствия на берегу, мешающие рыболову свободно передвигаться и действовать подсаком. Между тем именно такие места изобилуют карпами. Довольно популярный, но малоэффективный совет — выманить карпов из «опасных» мест с помощью прикормки. Беда в том, что карпов очень редко удается побудить посещать места, которых они избегают.

    Итак, либо мы с самого начала отвергаем все «опасные» места и сосредоточиваем внимание на местах чистых, но все-таки посещаемых карпами (незаросшие и незакоряженные отмели и прибрежные зоны, бровки, пути, по которым карпы выходят кормиться и возвращаются обратно), либо мы сознательно ловим в корягах, в траве, в тростниках, принимая определенные меры пред осторожноста, о которых речь пойдет в Главе VIII. Ловить карпа, зная наперед, что вытащить его вряд ли удастся, может только рыболов, у которого отсутствует всякое чувство порядочности. Оставшись с крючком и обрывком лески, а то еще и с тяжелым грузилом, «победившая» рыба в лучшем случае будет долгое время испытывать неудобство, а в худшем — погибнет.

    Что касается препятствий, расположенных на берегу, то часть из них бывает нетрудно устранить. Например, если берег густо зарос кустарником, можно проделать себе с помощью топора проход и небольшой просвет для ловли (если это не запрещается). Если действовать осторожно, с умом, то это не нанесет вреда ландшафту, а лишь освободит пространство для оставшихся растений.

    Разумеется, нельзя рубить стоящее на берегу большое дерево, мешающее поднять удилище. Зато можно попробовать залезть на него и ловить сверху, что дает известные преимущества. При определенных условиях (прозрачная вода и благоприятное освещение) оттуда бывает хорошо видно карпов и даже лежащую на дне насадку, в то время как для карпов рыболов на фоне веток незаметен. Кроме того, значительно облегчаются подсечка и вываживание. И хотя со стороны сидящий на дереве рыболов выглядит достаточно комично, было бы глупо отказываться из-за этого от надежды на хорошую добычу.

    Среди заядлых карпятников есть и такие, которые проверяют облюбованное место, ныряя с маской. При этом нетрудно удалить со дна мелкие коряжки, ветки, часть водорослей. Да и вообще «взгляд снизу» многое проясняет для опытного специалиста. Мы сами охотно занимались раньше подводной разведкой и можем порекомендовать ее всем, кому здоровье позволяет нырять.

    Конечно, бессмысленно ликвидировать целое поле кувшинок (которые во многих странах находятся под охраной) или вытаскивать на берег с помощью трактора затонувшие деревья. Это не только нарушило бы гармонию, водоема, но и сделало бы данное место малопривлекательным для карпов. Ведь при выборе его мы руководствовались именно наличием кувшинок или коряг.

    Другое дело, если водоем (или его часть) зарос полностью. Здесь ловле предшествует тяжелая и грязная работа. Для удаления не слишком густых водорослей хорошо зарекомендовали себя маленькие, портативные бороны, которые можно достаточно далеко бросать, а затем подтягивать к себе за веревку. Работать лучше с лодки, так как заходить в воду в заросших местах обычно мешает толстый слой ила на дне.

    Быстрее идет дело с помощью тяжелой бороны, которую привязывают к середине длинного каната и неоднократно протаскивают туда-сюда между двумя неподвижными точками; этими точками могут быть берег и стоящая на шестах лодка или же две лодки. Бросать такую борону, разумеется, невозможно. Для того, чтобы лодка не двигалась во время работы, шестов (достаточно толстых) обыкновенно берут не два, а четыре, причем концы каждой пары, выступающие из воды, крепко связывают над лодкой.

    Вытащенную «траву» бросают обратно в воду, только уже с противоположного борта лодки. Конечно, можно удалять траву не бороной, а граблями на длинной ручке, но тогда вся эта неприятная процедура грозит затянуться на целый день, а то и на два, в зависимости от густоты водорослей и от площади, которую предстоит очистить. Иногда дно бывает покрыто сплошным ковром водорослей, как, например, на Старом Сенеже под Москвой. Борьба с таким ковром вполне может привести рыболова в отчаяние.

    Если позволяют время и силы, нелишне будет расчистить также узкие дорожки, радиально расходящиеся от места ловли. Со временем, если место окажется удачным, чистое пространство можно будет расширить. Это, кажется, совсем не пугает карпов, а наоборот — привлекает их. Но основной чисткой все-таки следует заниматься задолго до начала ловли, чтобы осталось достаточно времени для прикармливания.

    Не помешает заранее подумать и о подготовке запасного места. Впрочем, это относится не только к ловле в траве. Мы заметили, что после нескольких дней ловли карпы становятся осторожнее, а затем даже совсем перестают появляться у прикормки. По всей вероятности, это связано с беспокойством, неизбежно возникающим у карпов при длительном ужении в одном и том же месте.

    Запасное место может неожиданно потребоваться и по совершенно иной причине. Представьте себе, что вы пришли на рыбалку, а ваше место занято наглого вида субъектом, который при вашей попытке доказать свои права переходит в контрнаступление: я, мол, целый месяц тут кормлю, а тебя ни разу не видел. Потом в ход идут нецензурные выражения. Между тем, этот «коллега» скорее всего заметил накануне, что вам попался приличный карп, и немедленно сделал для себя выводы, соответствующие уровню его цивилизованности.

    Опытные карпятники в таких случаях без разговоров направляются на запасное место, где уже все давно приготовлено и остается лишь установить подставки для удилищ в заранее проделанные в земле отверстия. Загонять подставки в грунт перед самым началом ловли — значит распугать всех карпов, оставлять же их без присмотра — значит рисковать лишиться их, да еще и привлечь незваных гостей.

    Подставки мы обыкновенно располагаем таким образом, чтобы удилища почти не выступали за береговую линию. Кроме того, они должны находиться по правую руку от рыболова, если он, конечно, не левша. Это облегчает действия в момент поклевки.

    Здесь наш разговор о выборе места можно было бы закончить. Но для того, чтобы читатель мог лучше представить себе, как все происходит на практике, мы предлагаем ему мысленно отправиться на конкретный водоем, расположенный в Центральной России.

    Предположим, что сегодня в автобусе мы разговорились с парнем, возвращавшимся с рыбалки, и узнали от него координаты «платного пруда, где ловят карпов». Года два назад, когда он был там последний раз, ему попался полуторакилограммовый карп, и было два обрыва. Информация, конечно, не первой свежести, так что с разведкой пруда можно не спешить. Но следующие выходные все равно свободны, и мы решаем этим воспользоваться.

    До места ровно 90 километров; мы преодолеваем их часа за полтора. Автомобильная дорога проходит по плотине. На той стороне видны решетки водостока (рис. 2, Н). Оставив машину на обочине около А, направляемся к вагончику, где, по словам парня, должны продавать разрешения на ловлю. Там царит полное запустение: дверь сломана, окно разбито, внутри мусор. Зато от вагончика видно, что около Б сидит рыболов, и мы спускаемся к нему.


    Рис. 2 Схема карпового водоема

    Рыболов из местных и, к счастью, разговорчивый. Оказывается, платную рыбалку давно ликвидировали, однако карпы сохранились: он сам недавно поймал одного, килограмма на три (это звучит правдоподобно, поскольку за два года они не могли не подрасти). Местная администрация решила было спустить пруд и забрать себе рыбу, но деревенские мужики возмутились и заварили болты на водостоке.

    Обнадеженные полученными сведениями, мы возвращаемся в машину за тяжелой удочкой, на катушку которой намотана прочная леска. Она оснащена стограммовым скользящим грузилом и поплавком (рис. 1) и предназначена для измерения глубины. Для начала измеряем глубину у дамбы. Делаем заброс, натягиваем леску, пока поплавок не опустится к самому крючку, а затем потихоньку отпускаем ее, отсчитывая по полметра (это расстояние между катушкой и первым пропускным кольцом). На двенадцатый раз поплавок показывается на поверхности. Итак, здесь около шести метров.

    Можно было бы попробовать ловить в углу у А, где у берега глубина плавно уменьшается, но возле дороги всегда слишком людно. В бинокль видно, что за лесом на нашем берегу находится какой-то залив. Интересное место! Миновав местного рыболова, у которого по-прежнему ничего не берет, мы углубляемся в лес и спускаемся к ручейку, впадающему в пруд рядом с В. При нашем приближении среди прибрежных зарослей хвоща образуется сильное завихрение — вероятно, мы спугнули карпа. Измеряем глубину: за хвощом метр, чуть подальше — полтора. Место заслуживает внимания, но пока нас тянет в залив.

    Тропинка долго петляет и, наконец, выводит нас к Г. Здесь из воды торчат пни и коряги, так что о рыбалке нечего и думать. Зато возле упавшего в воду дерева (Д) достаточно глубоко (чуть меньше двух метров) и вроде бы чисто. На выходе из залива глубомер показывает в затопленном русле ручья даже три с половиной метра. Тогда мы снимаем поплавок, а грузило привязываем к концу лески. Делая веерообразно заброс за забросом, каждый раз медленно подтягиваем тяжелое грузило по дну. Правее метрах в сорока и левее примерно на таком же расстояние при подтягивании ощущаются коряги, но прямо перед нами все чисто. Глинистое дно покрыто тонким слоем ила.

    Закончив исследование подводного ландшафта, мы решаем остановить наш выбор на этом заливе и уже собираемся возвращаться в машину за прикормкой, как вдруг за коряжником (Ж) из воды свечкой выпрыгивает карп килограмма на два-три.

    Тем временем на противоположном берегу пруда располагаются две шумные компании, подъехавшие на машинах по проселочной дороге к самой воде (Л). Судя по кострищам на берегу, которые видны в бинокль, сегодняшний день — не исключение, и праздная публика с магнитофонами и бутылками появляется там регулярно. Поэтому многообещающие тростники у М совсем нас не привлекают.

    Бросив в приглянувшихся местах (Д и В) по кастрюле перловки и проделав в грунте отверстия для подставок, мы со спокойной душой уезжаем домой. По пути есть время все как следует обдумать. В заливе карпы, должно быть, держатся постоянно, так что длительного прикармливания не требуется — можно начинать ловить хоть завтра. Коряги, конечно, несколько осложняют вываживание, но, судя по всему, карпов больше четырех-пяти килограммов в пруду нет, а таких-то мы в коряги не допустим. На всякий случай поставим леску потолще (0,32 мм) и возьмем удилища с параболическим строем, ведь далеко забрасывать не придется. Для перловки подойдет крючок N 6. Поплавок не нужен, обойдемся легким скользящим грузилом. Если же место Д вдруг окажется занятым, сядем в кустах около В.

    На следующий день в четыре часа утра мы опять на пруду. Крадучись приближаемся к упавшему дереву — все тихо, никого нет. Вставляем подставки в отверстия, готовим подсак, расстилаем под прикрытием черемухи брезент, садимся на него и налаживаем снасти. Правую удочку забрасываем метров на пятнадцать, на дно, а левую все-таки решаем оснастить поплавком, чтобы ловить у самого дерева. Не успевает антенна поплавка полностью опуститься, как она начинает вылезать из воды обратно. Подсечка. Есть!

    Карп бросается к коряжнику Ж, но вскоре нам удается завернуть его направо и, отойдя на несколько метров вглубь залива от угрожающего дерева, благополучно доставить добычу в подсак. Пойманный экземпляр весит три с половиной килограмма. Это симпатичный чешуйчатый карп, своей продолговатой формой напоминающий дикого. Через час на донную удочку попадается второй карп, поменьше. Этого мы отпускаем на свободу. Крупный карп несколько раз выпрыгивает на мели около Е, но нависающий над водой куст, а также большая коряга побуждают нас не рисковать и не забрасывать туда удочку.

    После двух-трех удачных рыбалок с интервалом в одну-две недели наступает сезон отпусков, и наше место у Д, как, впрочем, и запасное у В, то и дело оказывается занятым. Тогда мы решаем перебраться в верховья пруда, тем более, что в жаркую погоду карпы собираются именно там, на мели. Добраться до них можно только с помощью надувной лодки. Наше внимание привлекает треугольник между полями кувшинок (3, К) и зарослями водорослей (И), а также юго-западная оконечность острова. Здесь за два вечера нам удается поймать на плавающую корку еще нескольких приличных карпов, в том числе пятикилограммового.

    2. Маскировка

    «Во время уженья слѣдуетъ воздерживаться оть всякаго шума, громкаго кашля, сморканья и пр., не говоря уже о разговорѣ, возможность котораго совершенно исключается, т. к. уженье сазана, какъ и всякая серьезная охота, обязательно должно производиться въ одиночку.»

    (И. Комаровъ[65])

    Маскировка — неотъемлемая часть настоящей ловли карпа. Единственное исключение в этом отношении составляет ужение с очень дальними забросами, о котором будет рассказано в свое время.

    Выше мы уже отмечали, что карп очень чутко реагирует на все непривычное. Его реакция может быть ярко выраженной (карп спешит уйти от греха подальше), а может внешне никак не проявляться (карп остается на прежнем месте, но ведет себя более осторожно, а рыболов гадает, почему его насадка игнорируется).

    Непривычные явления карп воспринимает органами чувств, в частности визуально. Угол зрения каждого глаза карпа близок к развернутому, и поле зрения обоих глаз значительно больше, чем у человека. В соответствии с законами физики водная поверхность воспринимается карпом, как круглое окно, разделяемое волнами на множество граней, через которое видны, хотя и неясно, надводные предметы. Рыболов должен держаться от этого окна подальше, не прислушиваясь к рассказам о близорукости рыб и неясности воспринимаемого ими изображения. Люди с сильной близорукостью, сняв очки, легко могут убедиться в том, что, когда глаза не отвлекают подробности, внимание сосредоточивается на движущихся предметах, темных силуэтах, а также на бликах и ярких цветах. Хорошо известно также, что опытный фотограф, стремясь обратить внимание на цвет предмета, специально расфокусирует изображение: предмет расплывется и займет на фотокарточке больше места. Неудивительно, что движения рыболова, его силуэт и отбрасываемая им и его снастями тень, яркая одежда и блестящие предметы не остаются незамеченными карпами.

    Во время приближения к месту ловли и во время самой ловли мы обязательно используем все имеющиеся на берегу естественные укрытия: тростники, высокую траву, кусты, деревья. «Не слѣдуетъ ни стучать по берегу, ни показываться во весь рость, а подходить крадучись, пригибаясь…».[66] Кроме того, мы никогда не располагаемся у самой воды, а занимаем позицию на некотором расстоянии от нее. Тогда и удилища можно расположить на берегу, так чтобы они не нависали над водой. Исключение составляет прибрежная ловля в отвес, о которой рассказывается в Главе VI.

    Держаться подальше от воды важно не только карпятникам, но и всем остальным рыболовам, за редкими исключениями. Странно, что в России часто видишь удильщиков, которые, словно привлекаемые невидимым магнитом, забредают в воду как можно дальше, по пояс, а то по грудь, и без всякой необходимости стоят так часами, рискуя заработать ревматизм. Вероятно, это пережиток тех времен, когда неизвестность или недоступность катушек широким слоям населения существенно сокращала радиус действия поплавочной снасти и заставляла считаться с каждым сантиметром. «Но ведь им тоже попадается рыба!» — возразят нам некоторые. — Да, попадается, но меньших размеров и в меньшем количестве, чем рыболовам, уютно устроившимся на берегу под защитой густой растительности.

    Кстати, о растительности. Что делать, если на берегу ее нет? Нет ничего проще: «.. если нѣтъ естественной защиты въ видѣ кустиковъ на берегу, необходимо дѣлать искусственную, постоянную или даже переносную. Лучше всего втыкать на берегу аршинные прутики ивняка или устраивать низкій плетень».[67] Кусок мешковины, натянутый на несколько колышков, тоже надежно скрывает рыболова от глаз карпа. Еще лучше маскировочные сети, которые могут спрятать карпятника даже от рыболовов-конкурентов. За такими ширмами не обязательно замирать, как статуя, в ожидании поклевки. Можно курить, делать записи в дневнике, завтракать и т. д. Но и ширму лучше устанавливать не у самой воды, а на расстоянии одного-двух метров от нее.

    В последнее время многие зарубежные карпятники возят с собой большие зонты, зеленые или пятнистые, первоначально применявшиеся лишь английскими рыболовами. Защищая рыболова от дождя или от солнца, такие зонты одновременно являются хорошей маскировкой. Мы пользуемся ими уже много лет и находим их очень удобными и практичными (см. также Главу V).

    Рыболовы и охотники издавна маскируются с помощью одежды. Преобладают, как правило, зеленый, серый, коричневый, песочный цвета и их всевозможные комбинации. Хорошо зарекомендовала себя пятнистая одежда, как по волшебству растворяющая силуэт рыболова. Понятно, что никакому уважающему себя карпятнику не придет в голову сидеть на берегу в белой рубашке. Но не каждый задумывается над тем, что в сумерках при ловле у самого берега карп может заметить лицо и руки рыболова, светлыми пятнами выделяющиеся на темном фоне. Хотя некоторым это может показаться смешным, есть специалисты, одевающие по этой причине противомоскитные сетки и темные перчатки.[68] Конечно, когда насадка находится далеко от берега, такие предосторожности излишни. Но вообще-то всегда лучше перестраховаться, чем потом придумывать по пути домой объяснения своей неудачи.

    Поскольку удилище иногда бывает невозможно спрятать (во время прибрежной ловли в отвес, ловли с лодки и т. п.), оно также не должно быть слишком ярким или иметь блестящие кольца. Хотя это и не замаскирует его силуэт, оно, по крайней мере, не будет выделяться на темном фоне и блестеть на солнце.

    Но и это еще не все. Что толку, если мы, одевшись во все зеленое и вооружившись снастями защитного цвета, спрячемся за кустом и начнем топором забивать подставки в землю, предварительно включив погромче радиоприемник? А ведь случается видеть и таких «карпятников»! Сотрясение почвы и шум передаются воде и распространяются в виде волн далеко по водоему. Боковая линия карпа воспринимает эти волны в радиусе, намного превышающем тот, который могут представить себе рыболовы с самым богатым воображением. Даже неосторожного шага или опрокинутой коробки с принадлежностями может оказаться вполне достаточно, чтобы обратить крупного карпа в бегство.

    Не всякая почва одинаково передает шаги. Глина, скалы благоприятствуют в этом отношении рыболову так же, как бетонные и асфальтовые покрытия. Мягкая болотистая почва, мерзлая почва, галька, камни, подмытые водой берега, напротив, требуют повышенной осторожности.[69] Но еще более осмотрительно следует вести себя в лодке, стараясь ничем не стукнуть о дно или о борта.

    Собираясь ловить с берега, сразу откажитесь от неустойчивых, шатких стульев и трещащих шезлонгов. Сиденье должно быть стабильным и удобным. Рыболовам, у которых нет возможности возить с собой солидный складной стул или раскладушку, мы рекомендуем располагаться на какой-нибудь теплой подстилке, используя рюкзак вместо спинки.

    «При ловлѣ сазановъ съ лодки полезно устраивать щитки, за которыми лодка съ сидящим въ ней охотникомъ остается незамѣтною. Щитки дѣлаются такъ: забиваются въ дно рѣки четыре кола; верхніе ихъ концы выпускаются надь поверхностью воды на 1/2 аршина; къ верхушкамъ концовъ привязываются горизонтально бичевою со всѣх четырехъ сторонъ палки, представляющія собою перекладины; такія же палки и также съ четырехъ сторонъ привязываются къ кольямъ ниже поверхности воды на 1 вершокъ; затѣм срѣзываются ивовые вѣтки и погружаются въ эту загородку между кольями до половины глубины от нижнихъ перекладинъ къ верхнимъ; на эти вѣтки, которыя составляютъ фундаментъ для дальнейшей травяной постилки, кладется связанная пучками осока с камышомъ и кугою, пока окончательно не закроются колья съ перекладинами. Щитокъ устраивается квадратный — въ длину и ширину по 2 аршина; сзади щитка по размѣру лодки забивается два кола, къ одному изъ нихъ привязывается задній носъ лодки, а къ другому — прикрѣпляется лавочка, на которой сидитъ охотникъ. Удилища кладутся на щитокъ, а комлевые концы ихъ находятся у колѣнъ охотника. Этимъ щиткомъ прекрасно закрываются всѣ движенія охотника и возможна качка лодки».[70]

    Надо сказать, что соблюдать осторожность и тишину гораздо легче, когда находишься на рыбалке один. Вообще, «рыбалка — это занятие, по-настоящему наслаждаться которым можно, в сущности, лишь в одиночку».[71] Громкие разговоры и смех или, что всего хуже, недовольные замечания напарника по поводу выбранного водоема и места ловли тоже никак не способствуют успеху. Если уж и идти на карпа вдвоем, то только с таким коллегой, который по опыту не уступает вам и молчит, словно воды в рот набрал. Но согласится ли он рыбачить вместе с Вами?

    Наиболее опытные карпятники действуют настолько бесшумно, что им мог бы позавидовать любой индеец из американского «вестерна» и даже, вероятно, некоторые настоящие. Присутствие этих специалистов на водоеме абсолютно незаметно, пока они не подсекут карпа. И в этом — залог их невероятных успехов.


    Примечания:



    5

    Gerard Desjeux. Le Guide Gastinne Renette du Pecheur Amateur. La peche en eau douce. Gamier, Paris, 1987, p. 67. — Здесь и далее цитаты из иностранной литературы приводятся в переводе авторов настоящей книги



    6

    См., например: W.Steffens. Der Karpfen, funfte Auflage. A.Ziemsen Verlag, Wittenberg Lutherstadt, 1980, S. 9



    7

    Л. П. Сабанѣевъ, Рыбы Россіи, с. 365



    56

    И. Комаровъ. Руководство къ уженью рыбы. Изданіе второе. М: 1913, издание Н. И. Перешивкина, с. 69



    57

    Уженіе рыбы. Записки любителя-рыболова И. Т. Плетенева. М.: изданіе С. А. Малиновскаго, 1903, с. 24



    58

    R.Sack, Karpfenfang, 5. 35



    59

    Растения, выступающие из воды (например, тростник) выделяют кислород непосредственно в воздух, а не в воду. С другой стороны, они гасят волнение. Поэтому в жаркую погоду среди их зарослей в воде бывает растворено очень мало кислорода. Особенно же много кислорода выделяет в воду элодея.



    60

    См., например: T.Wliieldon. Peche de la carpe. Editions Anthese S.A., Paris, 1986, pp. 54-57



    61

    A.Bmni.II libro pratico del pescatore all'amo in acque dolci, quinta edizione. Ulrico Hoepli Editore, Milano, 1964, p. 130



    62

    То есть весящих не менее 10 английских фунтов (4,53 кг) каждый



    63

    J.A. Gibbinson. Der Karpfen, 2. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1978, S. 67



    64

    Л. П. Сабанѣевъ, Рыбы Россіи, с. 385



    65

    И. Комаровъ, Руководство к уженью рыбы, с. 73



    66

    Л. П. Сабанѣевъ, Рыбы Россіи, с. 407



    67

    Л. П. Сабанѣевъ, Рыбы Россіи, с. 406–407



    68

    См., например: K.Synwoldt. Tarnung ist der halbe Erfolg. In: Fisch und Fang, 1988, Nr. 9, S. 59



    69

    E.Wiederholz. Ніег steht der Fisch, 2. Auflage. Verlag Paul Parey, Hamburg und Berlin, 1979, S. 16



    70

    Дополненія И. Т. Плетенева к рыболовному календарю: Л. П. Сабанѣевъ, Рыбы Россіи, с. 1023



    71

    R.Sack, Karpfenfang, S. 20









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх