Разговор 2-й. Об анатомии знания

у. Учитель! Я давно понял беспомощность науки. Научное знание не приближает к пониманию жизни. Наука не отвечает ни на глобальные вопросы, типа "как жить?", ни на частные -- "как и чем питаться?", "как быть здоровым?". Вообще, мало важных вопросов, на которые наука дает точные ответы.

Не лучше и с самыми важными "собственно научными" вопросами. Наука не знает, что такое пространство, время, материя. Что такое жизнь. И уж конечно -- что такое "идеальные вещи": душа, или дух, или красота.

Поэтому я так заинтересовался альтернативой научному -- тайным, или эзотерическим, знанием. Я захотел получить доступ к этому знанию -- и, естественно, начал с изучения литературы. Оказалось -- есть множество эзотерических книг. Я сразу почувствовал в них вкус Истины. В некоторых, особенно древних, казалось, скрыта вся Истина.

Но хотя я глотал книгу за книгой и считал, что что-то понимаю, вскоре я обнаружил, что все больше увязаю в противоречиях, недосказанности, туманных намеках, вычурной терминологии и прочих "прелестях" эзотерической литературы, а эзотерическое знание остается хотя таким же манящим, но и таким же недоступным. То, что я читал, противоречило всему, что я знал раньше, и выглядело недоказанным и недоказуемым, а часто -- и совершенно бесполезным. И я бы, конечно, прекратил это чтение, если бы не вкус Истины. Он не исчезал!

Когда я обнаружил, что разные книги по-разному трактуют даже такие вопросы, как существование Бога, сущность эволюции, бессмертие и посмертная судьба души, содержание кармических законов, не говоря уже о более частных, я почувствовал, что окончательно запутался и перестал понимать: не то плохи книги, не то плох я сам, потому что не могу извлечь из них ту Истину, вкус которой так сильно дразнит меня?

У. А ты и не можешь этого понять.

у. Почему?

У. Ты не готов. Вот ты спрашиваешь об эзотерическом знании. А не знаешь даже, что такое "просто знание". Ты хочешь понять, но не понимаешь, что такое "понимать".

Ты складываешь из слов предложения, и не понимаешь смысла ни слов, ни предложений. Вот ты в прошлый раз спросил, что "дают для жизни идеи, непохожие на научные и общепринятые взгляды". Конечно, ты этого не поймешь, пока не поймешь, что такое "дают для жизни" и что такое "научные и общепринятые взгляды".

у. Ну и как же мне подготовиться?

У. Для этого тебя нужно провести через ряд комнат, и в конце ты...

у. Увижу свет? Или обещанную тобой картину?

У. Нет. В конце ты просто сможешь видеть.

у. И что это за "комнаты"?

У. Это "анатомический музей" знания: комнаты, в которых ты узнаешь, что такое "знание", "идея", "истина и ложь", "представление", "мысль" и "понимание".

у. По-моему, все это я знаю...

И ты требуешь эти знания ревизовать? Но это значит -- не просто умствовать, а влезть в абстракции с головой. В ту самую схоластичную научность, от которой я бежал.

И что, это так необходимо? А нельзя ли без всяких "комнат" сразу перейти к делу, а не ходить вокруг да около?

У. Нельзя. Без этого ты не будешь готов смотреть на картину. И ничего в ней не увидишь. Но тебе вовсе не придется погружаться в "схоластичную научность".

у. А кроме того, я боюсь отпугнуть читателя: не каждому понравятся и не каждому под силу сухие рассуждения об академических материях...

У. И не каждый тобой восхитится?

А с чего ты взял, что тебя должен прочесть каждый? "Материи", о которых пойдет речь, куда сложнее этих -- не "академических" -- простейших, школьных вопросов. Эти вопросы -- не высокий барьер. И тот, кто намерен продвигаться дальше, должен его взять. А кто не хочет или не может преодолеть этот барьер, тому и подавно рано интересоваться более сложными вопросами.

И тебе не нужно уповать на всеобщее одобрение. Даже если ты сумеешь сделать рассуждения не "сухими".

у. И все равно я не понимаю. Уж если мне и казалось, что я что-то знаю, то это -- что такое знание. Я много лет занимался моделями знаний. Писал статьи. Читал лекции. Книгу выпустил...

У. И ты можешь сказать, чем отличаются друг от друга знания, идеи, представления и мысли?

у. М-м...

Не уверен. Эти понятия -- из разных отраслей науки. И мне трудно вот так сразу их сопоставить. Но разве это так уж важно? Ведь, по сути, их значения примерно одинаковы. Разве не так?

У. Не так. Эти разные слова относятся к разным вещам, которые только в твоей голове слились в одну. И чтобы понять что-то про эзотерическое знание, тебе необходимо развести их.

у. А как их "развести"?

У. Вот это уже вопрос по существу -- вопрос из первой комнаты.

Начни с того, что ты знаешь лучше всего. Ты говоришь, что ты специалист по знанию. Тогда скажи: что такое знание?

у. На это я могу ответить.

"Знание" можно определять по-разному, но это будет все то же знание. Например, можно определить знание как содержание текста. Или -- как систему связанных между собой понятий.

У. Конечно, любое слово можно определить как угодно, но твое определение в буквальном смысле поверхностно. Ты видишь только то, что находится над поверхностью, и не замечаешь подводную часть айсберга. А ведь знание -- это знание о чем-то.

у. Ты хочешь сказать, что "айсберг" -- это система, состоящая из двух частей: "подводной" -- знаемой вещи, и "надводной" -- подобия или идеи вещи? Или, используя другой образ, знание -- это двухэтажный дом, на первом, "вещном" этаже которого живет знаемая вещь -- предмет знания, а на втором, "идейном" -- идея или содержание знания?

У. Именно. Знание, как отражение в зеркале, "удваивает" вещь. Называя знанием только "подобие" и забывая о знаемой вещи, ты пытаешься оторвать "надводную часть" от "подводной".

И хотя связь между идеями и вещами гораздо сложнее, пока тебе полезно противопоставить их как две неразрывно связанные части, два полюса знания.

у. Как я понимаю, "вещи" и "идеи" -- это первичные понятия? Их определить нельзя?

У. Как ты знаешь, какие понятия считать первичными -- вопрос вкуса. Но "нельзя определить" не означает, что ты можешь ограничиться только смутным ощущением их значений. Значения первичных понятий должны быть особенно ясными.

у. Прояснить значение понятия "вещь" я, кажется, могу.

Вещь -- это более или менее постоянная и отдельная часть мира. Эти части могут быть самыми разными: книги, листья, свет, электроны, смыслы, дождь, числа, океаны, облака, понятия, молекулы, мечты, грезы, звезды, атомы, чувства, дома, леса, желания, мысли, мир в целом, деревья, руки, люди, города -- в общем, что угодно, как в знаменитой классификации Борхеса.

Но как "означить" понятие "идея"?

У. Это действительно труднее, потому что реальные идеи довольно сложные сущности. Скоро ты это увидишь.

Пока же тебе важно знать, что вещи взаимосвязаны. Взаимосвязи, или отношения, между вещами упорядочивают Мир и делают Его таким, каков Он есть. Взаимосвязи отдельной вещи "вплетают" ее в Мир и определяют ее место в Мире.

Идея как подобие вещи образована подобиями некоторых взаимосвязей этой вещи с Миром.

у. То есть идея -- это система взаимосвязей между вещами.

Но разве это имеет какое-то отношение к эзотерическому знанию? У меня не исчезает чувство, что мы говорим не о том.

У. Нет -- о том. Но пока ты еще только во второй комнате. А она совсем не последняя.

у. Хорошо. А что находится в третьей комнате?

У. Чистые Идеи и Чистое Знание.

у. Что это такое?

У. Идея может быть более или менее точным подобием вещи. Самое точное подобие, или копия, вещи состоит из точных подобий -- копий ВСЕХ взаимосвязей вещи с Миром. Это -- Чистая Идея вещи.

у. А знание "вещь (на первом этаже) -- Чистая Идея вещи (на втором)" -это Чистое Знание о вещи?

У. Именно так.

у. Так что, Чистое Знание и есть эзотерическое?

У. Нет. Ты опять торопишься. А тебе еще нужно пройти не одну комнату. Ведь ты еще не знаешь даже, что такое "истина" и "ложь".

у. Действительно, кажется, не знаю. Я только сейчас заметил, как интересно получается!

Ведь в знании любая вещь "на первом этаже" может быть соединена с любой идеей "на втором". И "второэтажная" идея может быть не совсем подобием и даже совсем не подобием "первоэтажной" вещи. Потому что в состав идеи "на втором этаже" могут входить отношения как входящие, так и не входящие в Чистую Идею вещи с "первого этажа".

Но тогда составляющие идею отношения разбиваются на две группы: "свои", то есть входящие в Чистую Идею вещи, и "чужие", которые в нее не входят. Первые истинны, а вторые -- ложны.

Но истинны и ложны они только относительно "первоэтажной" вещи.

То есть что же получается -- идея, истинная относительно одной вещи, ложна относительно другой! И значит, сама по себе идея не может быть ни истинной, ни ложной?!

У. Конечно.

у. А истинны и ложны могут быть только знания...

Но тогда напрашиваются два совершенно неожиданных вывода!

Первый. Истинность и ложность -- количественны, а не качественны, как принято считать. Максимально (или абсолютно) истинно Чистое Знание. Знание тем истиннее, чем больше в нем от Чистого Знания, то есть чем больше отношений его "второэтажной" идеи взято из Чистой Идеи "первоэтажной" вещи.

Например, пусть на столе стоит белая фарфоровая чашка по имени Чашечка. Тогда знание

Чашечка (вещь) стоит на столе (отношение 1, истинное для Чашечки), и Чашечка сделана из фарфора (отношение 2, истинное для Чашечки)

имеет "балл истинности", равный 2, то есть более истинно, чем знание

Чашечка стоит на столе,

"балл истинности" которого равен 1.

Аналогично, чем больше отношений из "второэтажной" идеи НЕ входит в Чистую Идею "первоэтажной" вещи, тем знание более ложно.

И второй вывод. Истинность и ложность -- независимы: большая истинность не означает меньшей ложности, и наоборот. Знание

Чашечка стоит на столе, и Чашечка сделана из фаянса (отношение 3, ложное для Чашечки)

будет одновременно и истинным, и ложным. Добавление в его идею истинного для Чашечки отношения 4 "Чашечка -- белая" увеличит истинность знания, но не уменьшит его ложности.

И значит, истинную и ложную части знания можно разделить. Действительно, очень неожиданно!

Но только где за всем этим эзотерическое знание?..

У. Увидишь. Пока ты прошел только четвертую комнату. Теперь от знания вообще нужно перейти к конкретным формам знания.

у. Я всегда считал, что знание существует или в голове человека, или в текстах. Сейчас я начинаю догадываться, что с текстами все не так просто. Но похоже, что знание может быть и ничьим. Или, по крайней мере, не человеческим. Это действительно так?

У. Так. В том смысле, что знание "в голове" человека -- это только одна из форм существования знания.

у. И эта форма -- представления. И значит, представления также "двухэтажны". Я понимаю, что находится на их "вторых этажах". Это идеи, облеченные в психическую форму, -- мысли. Но что занимает их "первые этажи"?

У. Вещи в том виде, как они представлены человеку.

у. Это я не совсем понимаю...

У. Любая вещь доступна человеку, только когда она пережита, и настолько, насколько полно она пережита, знаема в опыте. Так образован "маленький" мир человека -- подобие "большого" Мира. Вещи Мира имеют в "маленьком" мире свои аналоги -- представляемые вещи.

у. То есть представляемая вещь -- это отражение реальной вещи.

Можно ли сказать, что представляемая вещь -- это те отношения вещи, которые пережиты человеком, то есть в некотором смысле отношения вещи с человеком?

У. Да.

у. И именно в этом качестве частей опыта представляемые вещи, будучи единственными реальными для человека вещами, занимают "первые этажи" его представлений?

У. Именно так. Представления осмысляют, "освещают" опыт и в этом смысле основаны на опыте.

у. Ну, тогда понятно и что такое "понимать". Понять -- значит создать истинное представление. Можно говорить о двух способах понимания: осмыслении опыта и означивании мыслей.

При осмыслении понимание сводится к производству такой мысли, которая совместно с осмысляемым опытом образует истинное представление.

При означивании, наоборот, ищется опыт, который образует истинное представление с означиваемой мыслью. Так?

У. Только обычно оба способа тесно переплетены, так как оба увязывают мысли и опыт в истинное представление.

у. Понятно...

Ну что, теперь я прошел все комнаты?

У. Из этого коридора.

у. И где же обетованное эзотерическое знание? Почему я его не вижу?

У. Увидишь.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх