Intro

Знание — это барьер, препятствующий обучению.

Кода Бене Джессерит

Часто задают вопрос: как узнать, кто является сатанистом, а кто нет? Дайте четкое определение!

Конечно, можно потребовать от спрашивающего для начала определить, например, что значит «соленый» или «сладкий», чтобы он убедился наглядно в том, что даже общепризнанные и конкретные термины вовсе не так легко формулируются в виде определений.[1] Можно дать ответ, против которого не возражал еще ни один сатанист: "имеющий инвольтацию к эгрегору Сатаны". Однако, если термины «эгрегор» и «инвольтация» определены более-менее однозначно, то конкретно с эгрегором Сатаны возникает проблема, полностью аналогичная предыдущей. Впрочем, объяснить восприятие архетипа Сатаны[2] несколько проще, хотя кратко, как обычно просят, не получится — хотя бы из-за стандартных искажений, которые общеприняты и заслоняют реальность.

Та ложь, которая инкриминируется Сатане христианами и им подобными, например, в прозвище "Отец Лжи[3]", по сути исходит не от Сатаны, а обращена на него его противниками.

Характерно, что, несмотря на приписываемое ему звание "Князя Лжи", нет даже христианских легенд, в которых он врет, самое большее, он недоговаривает и подлавливает на неосторожности. Соответственно — в архетипе такой черты, во-первых, точно нет, во-вторых, архетип иммунен к попыткам прицепить ему таковую черту. Дополнительная иллюстрация несоответствия: Ложь — намеренное искажение информации — человеческий фактор, во Вселенной ее нет, поскольку она безлична.

Однако это не значит, что с точки зрения сатанизма ложь — порок, а честность — достоинство. Любая информация адекватна реальности лишь в той или иной мере. И это связано не только с сознательной инверсией ее в каком-либо звене, но и с субъективным восприятием — выборкой фактов, акцентированием, а также с самообманом и проч. Никакая информация не обязана (и не может быть!) быть абсолютно достоверной, ни приходящая, ни исходящая. Если некто в процессе верификации допустил просчет, это не только "его обманули", но в первую очередь — он обманулся сам. Попытка возвести честность в абсолютную добродетель — это попытка упростить мир, подогнать его тяжесть под свои силенки.

5. Знай же, что нет никого, кто не солгал бы хоть раз. Как нет и того, кто хоть раз не сказал бы правду.

6. Многие же лгут, считая, что говорят правду. Многие же говорят правду, уверенные, что лгут.

7. А есть и те, которые не лгут лишь потому, что не знают правды.

8. И что правда для одного, то ложь для другого.

9. Постоянно лгущий строит непрочную башню. Одно неосторожное слово — и рухнет она, погребя его под своими обломками.

10. Правдивый же открыт для всех. И лишь ленивый не уязвит его.

11. Ищи же середину и не уподобляйся ни одному и ни другому. Не громозди ложь, но и не открывайся всякому.

12. Тогда будешь ты силен, и уязвить тебя будет трудно.

13. Тогда и научишься отличать ложь от не лжи и правду от неправды.

(— Michael The Heretic, Книга Лжи, гл.1)

Разобраться во всем этом незаинтересованному человеку сложно, и большинство тупо следует христианской пропаганде, поддерживаемой средствами массовой информации. Но, что интересно, архетип Сатаны[4] заимствовал из этих наветов то полезное, рациональное и целесообразное, что в них было… и развивался дальше. Сатанизм — это не конкретная историческая религия (и не религия вообще). Это следование определенному архетипу сквозь все религиозные и философские системы. Впитывая все, соответствующее развитию, и оставляя позади соответствующие очередной эпохе окаменелости, сатанизм всегда на гребне развития. Собственно говоря, непрерывное творческое развитие — это и есть один из главных аспектов данного архетипа.

Представьте себе христианина или приверженца иной монотеистической религии, говорящего: наш бог в непрерывном развитии, наш бог адогматичен.[5] Его распнут его же коллеги по вере, т. к. краеугольным камнем таких религий является статичность и неизменность бога.[6] Это вполне очевидно. Признание того, что бог находится в постоянном развитии, равносильно признанию несовершенства божества,[7] что в монотеизме не практикуется, поскольку в этом случае все воздвигнутое здание религии рушится с треском. Понятие "прогрессивное развитие" обозначает фактическое признание неполноты, несовершенства нынешнего состояния. А монотеистические догматы всегда говорят с одной стороны о непознаваемости бога, что исключает всякую оценку его "текущего состояния", а с другой стороны — о демиурге, творящем "изначальное совершенство", не требующее дальнейшего улучшения. Мы уж не будем говорить о субъективности такого понятия, как "совершенство".

В этой работе мы попытаемся рассмотреть наиболее приближенный к целостному пониманию Вселенной и ее законов архетип,[8] который на протяжении тысячелетий некорректно и неполно представляется многими конфессиями и учениями, который на протяжении тысячелетий трактуется преимущественно в культурно-прикладном смысле — конфессионном, оккультно-мистическом, идеологическом, литературно-художественном и пр., вследствие чего зачастую искажается весьма вульгарно, в т. ч. с использованием небылиц о падших ангелах, актах купли-продажи, подписанных кровью, жертвоприношениях, оргиях и тому подобном. И который вследствие социального заказа практически всегда связывается с преступлениями уже не против "высших сил", а против субъекта и общества, а это связано с совершенно иными архетипами и подключает совсем другие эгрегоры…


Итак, отбросьте в сторону все, что вы слышали до этого, и читайте это исследование "с нуля". После прочтения Вы можете восстановить свои знания в памяти, и, если Вы обладаете ценными сведениями, которые не отражены в этой работе — мы будем благодарны, если Вы нам об этом напишете.

Несложно догадаться, что о Сатане, каким бы именем его не называли, всегда существовало, по меньшей мере, хотя бы два мнения: наиболее популярное — тех, для кого он Ужас и Враг, и мнение того меньшинства, для которого он — Путеводная Звезда (причем не в смысле маяка, к которому надо плыть, а в смысле Несущего Свет — освещающего Путь).

Последнее мнение старательно вытравлялось представителями интересов толпы (себя они называют защитниками общечел-овеческих ценностей[9]) на протяжении тысяч лет. Собственно говоря, с того самого момента, как человек счел себя вправе вводить в мировоззрение в качестве якобы реальных искусственные понятия, созданные его фантазией, и начался этот процесс. Более того, характерная особенность чел-овечества не останавливаться на разумной середине привела к тому, что сейчас эти абстракции многими считаются более реальными, чем сама реальность.

Добро — это понятие, сотворенное и использованное богом ради его неправых целей

(А. Камю)

Поэтому свидетельства тех, для кого Сатана — Враг, гораздо обильнее.

Этими свидетельствами вполне допустимо пользоваться, делая скидку на источник.

Различие таковых отношений легко понять, если вспомнить, насколько люди консервативны по своей натуре и склонны к сверхобобщениям. То есть — все то, что они неспособны воспринять, они практически автоматом относят к «злу», и помимо этого распространяют любую ситуацию на себя: "если будут убивать всех дураков — то вдруг меня за дурака примут?".

У большинства людей любовь к справедливости — это просто боязнь подвергнуться несправедливости.

(Ф. де Ларошфуко)

Раскрытию понятия архетипа Сатаны и посвящена эта работа.[10]


Примечание первое: в тексте приводится множество фактов, но, за исключением тех случаев, когда непредставление ссылки выглядело бы явным плагиатом, мы умышленно не проставляли источники данных. В книге показывается общая картина, для которой совершенно не важно, кто первый обратил внимание на частность. Со всеми же ссылками текст походил бы на диссертацию, что неуместно в данном случае, поскольку научная работа — это всегда исследование снаружи, а не изнутри.[11] Теми же причинами вызваны встречающиеся в тексте вульгаризмы и отступления от общего научного стиля.

Использование в качестве иллюстраций к мыслям примеров из христианской религии связано с ее общеизвестностью и, соответственно, понятностью для большинства читателей.

Также приносим извинения за множество цитат: они приводились не для "придания веса" тексту (некоторые из них принадлежат вовсе не всемирно известным людям, а иногда даже попросту нашим знакомым). Перефразировать удачно сформированные мысли нет резона, а уж не указывать при этом авторства — плагиат. В общем, мы писали так, как считали нужным, а не для того, чтобы произвести впечатление.

"Серьезность — это способ сделать простые вещи сложными" ©


Примечание второе: Бесполезно рассуждать о том, существует ли Сатана как личность. Любое личное восприятие легко объясняется психологическими установками визионера (вспомните классический случай, когда Лютер кидался чернильницей в Дьявола, который пришел мешать ему писать). Мы утверждаем, что Сатана реален как архетип; но мы не утверждаем, что он — не более чем архетип (эгрегор).


Итак, приступим к рассмотрению развития архетипа Сатаны с самого начала…


Примечания:



1

Есть такое соедение, как фенилтиомочевина. Часть человечества (это генетически обусловлено) считает, что она имеет интенсивно горький вкус, часть же, напротив, полагает, что абсолютно безвкусна. Вот и попробуйте объяснить тому, кто воспринимает ее горькой, что она безвкусна (и наоброт). А то, что могут быть разные и равноправные точки зрения на одно и то же, понимать начинают лишь с определенного уровня развития. Для подавляющего большинства чел-овечества изостеническое понимание недоступно по простейшей причине: непониманию разницы между реальностью (бытием) и действительностью. Также см. "Отступление по поводу словарных определений" в «Гомогенезе» (книга тех же аторов).



2

В данном случае можно условно считать, что архетип Сатаны — это «проекция» эгрегора на психику.



3

Когда же услышишь, как назовут меня Отцом Лжи, спроси единожды, в чем ложь от меня. И если я отец ее, разве кто может уличить меня в ней, а если может, то не он ли превзошел меня в ней? — Mephistophel, Книга Ликов



4

Мы подразумеваем, что читатель обладает определенным базовым набором знаний, но все же дадим здесь понятие архетипа, поскольку есть некоторые нюансы: слово происходит от греч. arch (начало) и tupoV (образ), в позднеантичной философии (Филон Александрийский и др.) — прообраз, идея. В аналитической психологии К.Г. Юнга — изначальные, врожденные психические структуры, образы (мотивы), составляющие содержание т. н. коллективного бессознательного и лежащие в основе общечеловеческой символики сновидений, мифов, сказок и других созданий фантазии, в т. ч. художественной. Содержание коллективного бессознательного не является индивидуальным приобретением, в отличие от личного бессознательного, это глубинная часть психики, имеющая универсальную и безличную природу, связанную с наследуемыми факторами — инстинктами. Если не требовать точной научной формулировки, то под архетипом можно понимать идею, сформировавшуюся без сознательного участия человека, который позже лишь оформил в словах свое понимание — т. е. первичный образ «не-Я», символ, восходящий к древним, архаическим типам человеческого сознания и выраженный в некотором мифологическом, оккультном или психологическом образе. Термин «архетип» в этом значении введен в психологию Юнгом, но подобная концепция ранее развивалась Леви-Строссом в этнографии, а сравнительный анализ верований, выявляющий общие элементы, проводился еще Фрэзером.



5

Особо эрудированные личности, впрочем, могут упомянуть течение под названием "теология процесса". Если упростить, то в соответствии с этой теологией, основанной А.Н. Уайтхедом, бог, давая миру свободу и импульс к развитию, не знает, как тот будет развиваться, и поэтому опыт бога постоянно обогащается за счет обновления мира. Таким образом, бог и мир составляют единый процесс вечного развития. Идеи Уайтхеда обрели немалое число последователей по всему Западу — как среди протестантов, так и среди католиков (Хартшорн, Кобб, Огден, Гриффин, Питиндорф, Гамильтон, Невилл т. д.), но, тем не менее, противоречат одному из основных догматов христианства — всезнанию бога.



6

Это верно даже для так называемых вневероисповедческих религий, таких как коммунизм, демократия, гуманизм и т. д., только возмущение будет направлено не на "оскорбление бога" за неимением такового, а на "попрание светлых идей всеобщего счастья" в конкретной формулировке.



7

Некоторые могут возразить, что библейский бог, к примеру, кается в своих поступках, передумывает (тот же потоп) и т. д. Но эта изменчивость — отнюдь не развитие, а изначальная безответственность в поступках. Кто не согласен — изучайте инструкцию, то есть Библию.



8

Поскольку архетипы относятся к бессознательному, перечислить все черты любого архетипа невозможно. Однако по поводу каждой мы можем сказать, принадлежит она архетипу или нет. Аналогия: мы не можем перечислить все простые числа, но при этом можем сказать по поводу любого — простое оно или нет. В данной работе мы затронем достаточное количество черт архетипа, чтобы создать цельный образ; но, разумеется, он будет незавершенным.



9

Что характерно, любые "общепринятые системы ценностей", к чему бы они ни относились — к монорелигиям, язычеству, даже атеизму — сводятся к одному и тому же, а именно стремлению приобщить всех к серой обывательской массе. Люди за все время своего существования практически не изменились, все их системы мировоззрения остаются по-прежнему человеческими без стремления идти далее, от "человеческого, слишком человеческого". Относящих себя к «темным» не любили никогда, ведь даже в виде религии их мировоззрение не человеческое, и даже не античеловеческое, но нечеловеческое. Просто во времена язычества люди более следовали законам Природы, соответственно и относились терпимее к альтернативным взглядам.



10

Обратите внимание на этот аспект, так как любые историко-мифологические данные можно трактовать множеством способов. Здесь мы рассматриваем проблему только с этой стороны, поэтому у специалистов-историков может возникнуть некоторое недоумение по проблемам, не относящимся к теме книги. К примеру, осознанная идея Сатаны не возникала в восточных культурах, а мы рассматриваем индуизм в качестве иллюстрации. Здесь, разумеется, исследуется вовсе не мировоззрение индуистов as is, но анализ неосознанных проявлений архетипа Сатаны даже в восточной культуре. Посмотрите на один из четырех эпиграфов к работе, взятый из даосизма: если он идеально подходит к тексту, но это не значит, что даосы были сатанистами — просто они воспринимали один из аспектов (в этом конкретном высказывании) архетипа, используя его в своем мировоззрении.



11

С другой стороны, социум и культура чаще всего исследуются именно изнутри, более того, очень часто культуролог просто обязан "пропустить через себя" соответствующие постулаты культуры, чтобы формулировать приемлемые модели и прогнозы, а эта книга вполне может расцениваться и как культурологическое исследование.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх