Размышления на тему

Мир будущего будет миром все более упорной борьбы за устранение барьеров, ограничивающих наш разум.

(Н. Винер)

Среди современных сатанистов принято различать понятия «сатанизм» и "дьяволопоклонничество". Под последним подразумевается реализация того отталкивающего сценария, который христианство приписывает сторонникам Сатаны или Дьявола.

Однако это не обозначает принесение термина «Дьявол» в жертву христианской пропаганде. Имена Дьявол и Сатана абсолютно равнозначны, хотя и имеют несколько разный оттенок. В термине "дьяволопоклонничество" смысловым элементом, не соответствующим сатанизму, является именно "поклонничество", а вовсе не имя Дьявола.

Дьявол — это символ языческой культуры, языческого мировоззрения, сплотившегося в этом образе в эпоху моноидеологий. Вспомним, что языческие боги нашли убежище в его замке, причем на правах даже не почетных гостей, а партнеров. И титул "Князь мира сего" более подходит Дьяволу, нежели Сатане: хотя это два равнозначных имени, от семиотики никуда не деться. Потому что Дьявол — это повелитель этого Мира. Дьявол — это Свет. Дьявол — это Жизнь.

Да, Дьявол — это Свет.[353] Библейские писатели и прочие апологеты единого бога или какой-либо "единой мудрости" лгут, приписывая свет себе. Доказательства? Они не могут принять его как целое. Они нападают на его отдельные лучи с воплями: "грех!", "порок!!", "зло!!!". Они прячутся от него в пещерах аскетизма. Они желали бы его остановить, повернуть вспять, к источнику. Они в надежде ждут его конца… Нет, это, конечно, не Свет, но и не Тьма. Это можно назвать Бледностью, Серостью или Тусклостью, можно Некрофилией, потому что их понятие святости — не что иное, как mortido в искаженном, пассивном варианте, как проявление парализующего страха перед смертью, боязни умереть и исчезнуть.[354] Если сложить вместе симптомы благочестия разных некрофиличных культур, то от разумной сущности не останется ничего. И не зря все адепты антижизни и их послушные последователи объединяются против проявлений Сатаны в мире — прогресса и свободы.

Масса составляет заговоры только против действительных могуществ: у нее нет знания истины, но зато она обладает способностью чувствовать силу.

(Элифас Леви)

В понятии Дьявол = Жизнь = Свет выделяются две главные силы: секс и насилие. Первая сила не дает иссякнуть источнику Жизни, вторая — деградировать.

Еще у древних Эрос считался одной из древнейших космогонических первобытных сил (можно сказать, первобогом), самовозникшей и способствующей развитию упорядоченного мира из Хаоса.[355] Он олицетворяет ту могущественную силу, которая влечет одно существо к другому и благодаря которому рождается все живущее. Эрих Фромм проводит параллель: Жизнь = Эрос = Сексуальность (Либидо). А Фридрих Ницше подчеркивает, что "Проповедь целомудрия есть публичное побуждение к противоестественности. Любое презрение к половой жизни, любое загрязнение его понятием «нечистое» есть грех против святого духа жизни".

Второй фактор осуществляет отбор. О значении его говорил еще Гераклит Эфесский:

Без борьбы не было бы «созвучия», плетения паутины жизни, развития. Борьба за существование необходима для того, чтобы лучшее могло отделиться от худшего и породить наивысшее. Борьба (война, вражда) — отец и царь всему; одних она сделала богами, других — людьми; одних — рабами, других — свободными. В конечном счете, война (вражда, борьба) — это справедливость; конкуренция индивидуумов, групп, видов, учреждений и империй есть высший суд природы, и нет апелляции против его вердикта

С понятием борьбы ассоциируется понятие силы, которое тоже соответствует архетипу Сатаны.[356] Ее часто пытаются унизить до состояния примитивного физического насилия. Сила — гораздо более содержательное понятие.

Сила — это двигатель миров, и чем бы она не была — Знанием-Силой, Любовью-Силой, Жизненной Силой, Силой Действия или Телесной Силой, — она всегда духовна по своему происхождению и божественна[357] по своему качеству. Сила — это красота!

(Шри Ауробиндо)

Сила в широком понимании находится в сатанизме на месте добродетели.[358]

Все боги языческих пантеонов в том или ином виде олицетворяют либо Эрос (плодородие), либо Силу в каком-либо ее виде.

Через понятие Силы связаны понятия Дьявол и Сатана.

Сатана — это Сила, движущая миры. Сатана — это Прогрессор. С точки зрения консерваторов или хранителей он — Разрушитель. Но он не просто разрушает,[359] он изменяет и при этом — развивает.

Конфликт развивающего и стабилизирующего начала гораздо шире, глубже, древнее и значительнее, чем противостояние «добра» и «зла» в неуклюжих представлениях чел-овечества. Но именно этот метакосмический процесс наивно выражен в этих понятиях. Пока в Мире существует «зло», т. е. пока действует Прогрессор, течет его кровь — время, существует и сама Вселенная. Хотя «бледными», некрофильными субъектами его течение и воспринимается болезненно. Как написал один из них, арабский поэт VIII–IX вв. Абу-ль-Атахия:

Все людские страдания
Время творит,
В мире только оно надо всеми царит.

И все это закончилось бы (не только страдания, но и само бытие), если бы победил Хранитель, Консерватор — Добро.

Вернемся еще раз к Свету, чтобы перейти к Тьме. Свет красив. Им можно залюбоваться, плениться. Любуйтесь Светом, если таков ваш выбор. Лично мы смотрим на него не изнутри, а из Тьмы. Отсюда такие виды! В том числе видно, что Свет — не один.

Тьма — это реальность более фундаментального порядка; ее трудно рассмотреть за границами "пузыря Света" — нашего Мира. Сам термин «Тьма» намекает на ее непроницаемость для обыденного зрения. Если метамир устроен как фрактал, что утверждают некоторые мыслители, то Тьма — это не какой-то уровень более высокого порядка, это вся уходящая в бесконечность перспектива.

Понятие «бог», особенно в личностном аспекте, вульгарно, хотя некоторые «глубокомысленные» теологи пытаются применять его в нашем значении Тьмы.[360] Бог подразумевает, помимо служения, огромную жертву: принесение к нему на алтарь своей индивидуальности, личности — того, что является сущностью разумного существа. Уже только это свергает такого бога с престола всеобъемлимости. Тьма же вам ничего не диктует. Никакое действие не противоречит ей. Она содержит все, что угодно, если сумеете взять.

Тьма не обещала покоя. Она не обещала забвения. Она вообще ничего не обещала, кроме… кроме всего совершенно иного.

(Н. Перумов, "Рождение мага"[361])

Из частных акцентов обитателя конкретного мира можно вообразить Сатану двуликим: один лик обращен к Свету, т. е. в Мир, другой — к Тьме, вовне Мира. Или, как Станислав Пшебышевский, можно говорить о двух ипостасях Сатаны: Сатана-Пан и Сатана-Маг. Но слова — слишком грубый инструмент для отражения реальности.

Сатанизм — это сплав идей и образов, олицетворяющих Развитие, Многообразие, Величие, Силу, Могущество, Творчество, Индивидуализм, Дерзость, Гордость, Знание — все то, что способствует Жизни и ее развитию.

В практическом аспекте — это утверждение и раскрытие Себя, своего гения и силы, развитие всех ее видов. Это полнокровная жизнь по своему, а не по чужому проекту, под каким бы видом — морали, долга, благочестия и т. д. это бы не навязывалось.

В философском аспекте — это взгляд из Тьмы, т. е. беспристрастный и несколько ироничный взгляд со стороны на любой вопрос…

Таков Сатана, ipse philosophus, daemon, heros et omnia, отец знания, непримиримый к глупости, факел, освещающий глубочайшие пропасти жизни, ясновидческий прыжок в будущее, беззаконник и бунтовщик, творящий и разрушающий, ниспровергающий условности правил и норм…

…заклятый Враг человечества, благодаря наличию которого разум на Земле все же имеет шанс выжить.

На этом мы заканчиваем свой краткий ответ на вопрос "Почему вы называете себя сатанистами?". Конечно, ответ далеко не полный, но, надеемся, все же достаточно понятный.

Однако, если кто-либо по прочтении статьи скажет "Теперь я понял, что такое сатанизм!", нам останется только напомнить ему цитату из перевода-толкования "Дао Дэ Цзин", выполненного современным даосским мастером Ни Хуацином:

"Дао, тонкую реальность вселенной, невозможно описать. То, что можно описать словами, — это всего лишь умственная концепция."


Примечания:



3

Когда же услышишь, как назовут меня Отцом Лжи, спроси единожды, в чем ложь от меня. И если я отец ее, разве кто может уличить меня в ней, а если может, то не он ли превзошел меня в ней? — Mephistophel, Книга Ликов



35

Есть и третья группа — "не влияет на меня", но ее опускаем ввиду мотивационной пассивности.



36

У Юнга этому соответствует самость. Это не обозначает, что состояние самости может быть достигнуто только через архетип Сатаны. Есть и другие Пути, не связанные с сатанизмом. Сатанизм естественен только для сатанистов, как ни банально это звучит.



353

Имя Люцифера переводится как "несущий свет".



354

Боязнь умереть и желание жить — две большие разницы. Сатанизму присуще второе, но не первое. Не понимающие разницы могут помедитировать над тем, почему самураи, чьей концепцией было "Путь самурая — стремление к смерти", как провозглашалось в кодексе "Сокрытое в листве" и других канонах, не кончали жизнь самоубийством, пока к этому не толкало представление о долге. Или же над словами Фалеса, который также утверждал, что смерть не отличается от жизни, а когда его попытались зацепить словами: "Что же ты не умираешь", — ответил: "Именно поэтому".



355

Причечательно, что в тех случаях, когда он считается все-таки порожденным, он ведет свою родословную от Хаоса. В «Птицах» Аристофана излагается такой космогонический миф: Хаос порождает из себя Эреб и Ночь, которые, в свою очередь, порождают мировое яйцо, из которого появляется Эрос, который и вносит порядок в некоторой области — "из смеси всего порождает Землю, небо, море, богов и людей".



356

Кто еще противодействовал богу на равных, добился своего освобождения из плена рая, увел с собой треть персонала, выторговал себе контрибуцию в виде собственного царства — Ада, да еще и аннексировал территорию всей Земли? Это то, что следует из "официального источника", Библии, если отсеять пропаганду.



357

Как понимаете, здесь «божественный» употреблено в положительном смысле, как акцент на совершенство. «Духовный» тоже имеет соответствующее значение. В конце концов, сатанизму свойственно смотреть на содержание, а не на форму, а это цитата, а не наша формулировка.



358

Кстати, изначально добродетелью называли любое качество, которое кто-либо умел делать выше среднего, безразлично, лечить или убивать, главное — быть Мастером. Это уже потом, как всегда, значение исказили в идеологически нужном направлении.



359

"Разрушение не для созидания" — это последнее разрушение, после которого не останется ничего. Подобное разрушение несовместимо с Разумом.



360

Дионисий Ареопагит, Иоанн Скотт Эриуген и т. д. Сюда же можно отнести попытку Льва Шестова определить бога как "вселенский произвол" — чем не Хаос? Но, если подумать, то становится очевидно, что это всего лишь попытка приписать богу все, что существует (кроме «зла», исходящего от Дьявола), дабы не лишить его вездесущести и т. д. Иудеи были более честны — по их мифологии, от Яхве исходит все.



361

Nota bene: отдельная цитата из Перумова, удачно выражающая описываемую мысль, ни в коем случае не обозначает ни адекватности его произведений описанию Тьмы в целом, ни литературных качеств таковых.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх