Глава VIII


При помощи каких богов, по мнению римлян, государство их увеличилось и сохранялось, если они верят, что каждому в отдельности из их богов вверено охранение только отдельных предметов

Посмотрим, далее, если угодно, какой или какие из этой толпы богов, которых римляне почитали, более всего, по их мнению, расширяли и сохраняли их империю? Ведь не посмеют же приписывать они какого-либо участия в этом столь прекрасном и величественнейшем деле богине Клоацине, или Волюпии, названной так от чувственного удовольствия (voluplas), или Либентине, имя которой происходит от слова похоть (libido), или Ватикану, который заведует воплями (vagitus) младенцев, или Кунине, охраняющей их колыбели (cuna). Но возможно ли в одном месте этой книги припомнить все имена богов или богинь, которые они едва смогли вместить в целые огромные тома, приурочивая к каждой отдельной вещи специальное божество? Даже охранение сел они не сочли возможным вверить какому-либо одному богу, но над деревьями (rura) поставили богиню Рузину, над вершинами (juga) гор – бога Югатина; над холмами (collis) – богиню Коллатину, над долинами (vallym) – Валлонию. Не выдумали они даже такой Сегетии, которой одной смогли бы вверить свои жатвы (segeles) но посеянные семена, пока они находятся в земле, подлежат, по их мнению, ведению богини Сейи, а когда выходят из-под земли и образуют жниво (Seges) – богине Сегетии; наконец, когда хлеб обмолочен и убран, безопасная сохранность (tutum) его поручалась богине Тугилине.

Кто бы мог подумать, что, пока семена выходят из земли травкой и дают спелые колосья, недостаточно одной Сегетии? И, однако же, для людей, которые любят множество богов, чтобы бедная душа, презрев чистое общение с единым истинным Богом, была отдана на поругание толпе демонов, одной Сегетии было недостаточно. К зеленым всходам семян они приставили Прозерпину; к коленцам и узлам (nodus) стеблей – бога Нодута; к покровам (involumenta) колосьев – богиню Волютину; когда же покровы раскрываются (patesco), чтобы дать выход колосьям, их поручали богине Пателяне; когда нивы покрываются новыми колосьями – богине Гостилине, так как, покрываясь новыми, этим они возмещают (hostire) старые; зацветшие (florens) жатвы вверяли богине Флоре; наливающиеся (tactesco) – богу Ляктурну; поспевающие (maturesco) – богине Матуге; сжинаемые (runco) – богине Рунцине.

Не упоминаю всего, поскольку то, чего не стыдятся они, на меня нагоняет скуку. Это же весьма немногое сказано мною с целью показать, что они никоим образом не могут говорить, будто Римскую империю основали, расширили и сохраняли те божества, из которых каждый имел определенную обязанность, так что никому из них не поручалось общее дело. Действительно, как было Сегетии думать о государстве, когда ей не позволено было смотреть вместе с жатвами и за деревьями? Как было думать Кунине о сражениях, когда ей нельзя было отходить от порученных ей колыбелей младенцев? Каким бы образом Нодут стал помогать в войне, когда он имел отношение только к коленцам ствола, и никакого – к покровам колосьев? Каждый к своему дому приставляет только одного привратника, и так как он человек, его вполне достаточно; но они поставили трех богов: Форкула к дверям (fores), Кардею к петлям (cardo), Лиментина к порогу (limentum). Таким образом, Форкул не мог в одно и то же время охранять ни петель, ни порога.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх