17.

Я тоже могу на тебя рассчитывать!

Первая Брысина выставка была маленькой и провинциальной, о чем я не хотела ей рассказывать. Чтобы она не расслаблялась, я решила все делать так, как будто мы собирались как минимум на Чемпионат Франции. Все было продумано до мелочей, включая мой наряд: серые брюки выгодно подчеркивали Брысин темно-серебряный окрас. Увидев нас вместе, ЖЛ только покачал головой:

— Я даже не знаю, — сказал он с французской элегантностью, — то ли она прекрасно смотрится на твоем фоне, то ли ты — на ее…

По дороге я внушала Брысе, что даже если она не выиграет, это совершенно ничего не значит: просто надо с чего-то начинать. На выставку мы приехали за три часа до проведения нашего ринга, и Брыся, поначалу трусившая, как заяц, к концу второго часа, наконец, подошла к своим собратьям. Они приветливо виляли хвостами и с любопытством рассматривали новенькую.

— Привет! — сказал один из них, серебристый, как Брыся, кобель. — Тебя как зовут?

— Брыся, — представилась она. — А тебя?

Тот хихикнул:

— Сразу видно, что ты новичок! На выставках принято представляться полными именами. Я, например, Сильвер Стоун, что означает «серебряный камень», а дома меня зовут просто Стив. А твое полное имя как будет?

— Бригантина, — смутилась Брыся. — Только я не знаю, что оно означает.

— Это такой корабль с парусами, — вставила я, — он отважно бороздит моря. А его капитаном может быть только настоящий смельчак.

— Здорово звучит! — воскликнула Брыся. — А смельчак — это кто?

— Ты, — ответила я. — Поэтому тебя так и назвали.

— Здорово! — гордо повторила Брыся. — Я — Бригантина!

— Ты хоть тренировалась, Бригантина? — дружелюбно улыбнулся Стив.

— Еще как! — закивала Брыся. — Мы каждый день бегали! Я с лапами договорилась, чтобы не подпрыгивали!

— Ну, тогда удачи твоим лапам! — рассмеялся он. — Я пошел причесываться, а то скоро на ринг позовут. Может, еще встретимся, кто знает?…

Мы немного потренировались в проходе. После разговора со Стивом Брыся успокоилась и теперь разговаривала с лапами и хвостом, убеждая их правильно себя вести. «Мы победим, мы победим…» — бормотала она.

Наконец, судья пригласил нас на ринг. Я сунула в карман расческу, и мы торжественно вступили на зеленое поле. С нами было еще три собаки, все, как на подбор, красивые. Брыся ревниво оглядывала их и иногда пихала меня носом, чтобы я тоже посмотрела.

Нас поставили в рядок, и судья начал вызывать собак по списку. Мы были последними в очереди, и нам пришлось довольно долго ждать, пока все наши соперницы отбегают по рингу. Потом судья махнул рукой в нашу сторону. С криком «Мы победим!» Брыся решительно натянула поводок.

Потом, когда все закончилось, мне говорили, что ее бег больше напоминал полет птицы: она вложила в него всю себя и неслась рядом со мной, расправив плечи. Казалось, что за спиной у нее выросли крылья. Хвост развевался, как флаг, и все движения были удивительно гармоничны.

Нас попросили на судейский стол. По Брысиной спине пробежала крупная дрожь: справившись со своими «собачьими» страхами, она не могла справиться с «человечьими». Пока судья-француз, симпатичный пожилой мужчина, осматривал и ощупывал ее со всех сторон, она дрожала так, как будто через нее пропускали ток высокого напряжения.

Напоследок судья попросил поставить Брысю в последнюю стойку на полу. Тут ее нервы сдали окончательно, и она запросилась на руки, категорически отказываясь оставаться в неподвижной позе. Махнув рукой на результат, я взяла ее на руки и крепко прижала к себе.

Судья распределил места: первое досталось красивой бело-шоколадной собаке Шарлотке, второе — Брысе, а третье — собаке с каким-то смешным именем. Судья пожал мне руку, торжественно поздравил и вручил описание.

Потом нас долго поздравляли болельщики, и не только знакомые: всем понравилась Брысина пробежка, и ее публично признали перспективной. ЖЛ поцеловал Брысю в нос и взял на руки, чтобы донести до стоянки. Я радовалась и слала всем смс-ки, рассказывая о первой Брысиной победе.

— Ну что, ты рада? — спросила я Брысю в машине.

— Не знаю… — прошептала она, зевая. — Устала…

И тут же заснула. Ее брыли и лапы подергивались, видимо, во сне она все еще бегала по рингу.

Мы решили пообедать в соседнем городке. Девочка-официантка принесла нам настоящие бретонские блины с начинкой и кувшин сидра. Это было именно то, что требовалось нам, уставшим не меньше Брыси. Сама же виновница торжества без сил лежала под столом, измученная собственными переживаниями.

Недолгая пауза в ресторане пошла Брысе на пользу, а в машине она окончательно пришла в себя и залезла с костью на заднее сиденье, что ей обычно запрещалось. Брыся не замедлила воспользоваться послаблением: пролезла на полку багажника и лаяла оттуда на проезжавшие мимо мотоциклы, разорвала валявшийся на заднем сиденье журнал, выкрала мобильный телефон из кармана зазевавшегося ЖЛ, продырявила бутылку с газированной водой, а потом вылизала заднее стекло, которое, по ее мнению, было недостаточно чистым. Мы лишь негромко ворчали на нашу героиню, иногда взывая к ее совести. Брыся же, пользуясь случаем, веселилась на полную катушку.

До ужина оставалось еще достаточно времени, и мы, наказав Брысе не разносить дом в пух и прах, поехали в супермаркет. Стремительно пробежавшись с тележкой по знакомым отделам и закупив все необходимое, мы поспешили домой.

ЖЛ высадил меня возле нашей калитки, выгрузил сумки и помчался на заправку, до закрытия которой оставались считанные минуты. Я потащила пакеты в дом, предвкушая Брысину радость по поводу купленных ей подарков.

Открыв дверь и не увидев собаки, обычно радостно пляшущей на пороге, я произнесла магическую фразу: «Брыся! Смотри, что я тебе купила!». Наверху что-то сильно загрохотало и быстро понеслось вниз. Поскольку даже на самый скоростной Брысин спуск по лестницам это похоже не было, я предусмотрительно отошла в сторону.

Через пару секунд у меня появился повод порадоваться собственной сообразительности: стараясь держать голову как можно выше, Брыся неслась вниз с огромным мотоспортивным сапогом ЖЛ. Размерами сапог превосходил Брысю в полтора раза. Весил он тоже немало, так что задача явно была не из легких. На последних ступеньках ноша все-таки перевесила, и Брыся растянулась на полу, точнее, на сапоге.

— Ничего себе! — воскликнула я. — А почему ты тащишь его сверху? Он же должен быть внизу, в прихожей?

— Ух! — выдохнула Брыся. — Знаешь, как весело! Вверх-вниз! Вверх-вниз! Вверх…

— А зачем?!

— Как зачем?! — возмущенно воскликнула Брыся. — А вдруг этот сапог срочно понадобится вам в вашей комнате, а вас обоих дома не будет? А я теперь могу это делать очень быстро! Правда, спускаться у меня пока что получается быстрее, чем подниматься…

— А зачем нам сапог в комнате, если нас нет дома? — озадаченно спросила я.

— Например, чтобы положить туда носки!

Я заглянула в сапог, предчувствуя худшее. Свежевыкопанные в саду носки действительно были внутри.

— Брыся! — возмутилась я. — Зачем ты сложила носки в сапог?

Она пожала плечами и быстро засунула голову в один из пакетов:

— Кстати, а что ты мне купила?

«Действительно, кстати…» — подумала я, вынимая из белой внутренности сапога грязные, в комьях земли, носки.

— Ты только папе не показывай, ладно? — попросила я, безрезультатно пытаясь зачистить следы преступления.

— Почему?! — искренне удивилась Брыся. — Он же обрадуется! Теперь он может на меня рассчитывать! Ну, если ему сапог понадобится, а его дома не будет…

Я рассмеялась и подхватила ее на руки.

— Я тоже могу на тебя рассчитывать! — сказала я, целуя ее в чернильный нос. — Я тобой ужасно горжусь!

— Правда? — она перестала кривляться и серьезно посмотрела на меня. — Шарлотка же была лучше меня! И я не победила…

— Ты что?! Второе место — это же замечательно! Ты видела, как нас все поздравляли, и как все были за тебя рады? Будь у тебя побольше опыта, ты вполне могла бы занять первое место! Может, в следующий раз?

— Думаешь, стоит?… — задумалась Брыся. — Нет, я не против, я просто так спрашиваю.

— Конечно! Ты способна на большее, я уверена!

— Тогда я буду дальше тренироваться! Пойду, расскажу все Энди и йорку…

Позже, вспоминая то первое Брысино выступление, я часто думала о том, как важно создавать и поддерживать в других желание выиграть. Тогда у них вырастают самые настоящие крылья, и они начинают верить в то, что могут летать…





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх