2. Экономика — наука или средство заклинания стихий?

И был глубокий эконом,

То есть, умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

(А.С. Пушкин, «Евгений Онегин»)

Газета «Дуэль» (№33 (227) от 14.08.2001 г., стр.1) восхищается тому, как мудрые классики марксизма-ленинизма с помощью известных 9 слов (Мир — народам, Фабрики — рабочим, Земля — крестьянам, Вся власть — Советам) сделали идею будущего понятной и вовлекли страну в её реализацию. А между тем, 1991 и последующие годы не только поставили под сомнение всесильность их учения, но и обнажили неработоспособность методологии бездумных лозунговых прорывов, заканчивающихся известным: «Хотели, как лучше…». История не терпит сослагательных наклонений, мы получили ровно то, что было возможно в рамках господствовавшего учения, ибо обеспечение устойчивости, созданной на базе марксизма системы, к любым как внутренним, так и внешним воздействиям и является мерилом его практической полезности. Когда всё рушится, как карточный домик, то истоки краха следует искать в фундаменте. Лимит доверия к экономическим теориям исчерпан. Это на их основе народ богатейшей во всех отношениях страны мира влачит постыдно жалкое существование. Настала пора простому русскому мужику, в отличие от “элиты”, поджидающей очередных лозунгов, самостоятельно разобраться в основах экономики и финансов, заменить веру фальшивым авторитетам собственным миропониманием — не Боги горшки обжигают!

В настоящее время экономику определяют как отрасль науки, изучающую экономические отношения. Попробуем разобраться в объективности такого определения. По большинству значимых проблем правила ведения хозяйства не зависят от его масштаба — родная семья из пяти человек или родная страна из 150 млн. чел. Любой крепкий крестьянин безошибочно отмел бы значительную часть принимаемых экономическим и финансовым блоком решений ввиду их очевидной неприемлемости для большинства. Более того, принципы ведения домашнего хозяйства большинством семей несопоставимо эффективнее и экономически целесообразнее, чем принципы ведения нашего народного хозяйства “профессионалами” от экономики.

Не воспринимайте на веру все те псевдонаучные обоснования, которые Вам умело подбрасывают в объяснение всех несуразностей организации нашей жизни. Любое принимаемое решение следует сопоставлять с элементарным здравым смыслом, с практикой домашнего хозяйствования. Встречалась ли на вашем жизненном пути семья, хозяин которой ходил бы с высоко поднятой головой в связи с тем, что ему в очередной раз дали большую сумму в долг? Причём такую, что вернуть её гарантированно не сможет ни он сам, ни его дети. А много ли у вас знакомых, кто постоянно ведёт переговоры с соседями о «реструктуризации» своих собственных долгов? И выдаёт свою деятельность за общественно полезную, требующую особых талантов в искусстве переговорного процесса? Все семьи живут в рамках народной мудрости: «По одежке протягивай ножки». И это единственно правильная позиция. Ибо через долги, по которым выплачиваются проценты, как отдельное домашнее хозяйство, так и народное хозяйство в целом с неизбежностью целенаправленно превращаются в рабов-заложников. Для этого придуман специальный механизм, освещению которого мы посвятим отдельную публикацию.

Пока же со ссылкой на зарубежные источники (М. Кеннеди «Деньги без процентов и инфляции», Lilalex, Швеция, 1993 г.) приведём лишь суммарный итог. Использование методологии предоставления денег в долг под процент позволяет «развитым» странам в среднем, ежедневно перечисляя «развивающимся» 100 млн. $, получать с них в виде процентов и возвратов 200 млн.$. Именно на этом паразитизме основаны успехи экономики «развитых стран». И действительно, ведь если Вы взяли в долг 100 тыс. рублей под 25% годовых, то через 4 года Вам предстоит вернуть уже 200 тыс. рублей. Если же основной долг не возвращается вообще, то Вы и Ваши внуки всю жизнь будете работать на предоставившего ссуду ростовщика. Он Вам дал сто тыс. рублей один раз, ваш же род (страна) будет платить по 100 тысяч рублей каждые четыре года.

Для того, чтобы схемы финансового вымогательства через предоставление внешнего займа были не очевидны, заинтересованность в их проведении всегда искусственно приписывается направляемой в ростовщическую петлю жертве. При этом финансовую “элиту” страны-заёмщика подходящими для этого случая псевдотеориями убеждают в недопустимости выпуска потребного количества своих собственных денег. Однако элементарная экономическая азбука, эпиграф А.С. Пушкина указывает путь от разорения к достатку — деньги должны печататься под простой продукт (газ, лес, нефть, электроэнергия), которого в России (в отличие от Европы) на одного жителя приходится многократно больше, чем на среднестатистического жителя нашей планеты. Выше указанное — лишь один из частых примеров-иллюстраций существа господствующей в обществе псевдонауки под названием экономика, предназначение которой утопить в наукообразии подобные очевидные схемы разорения собственного народа.

Коснёмся ещё одного аспекта, свидетельствующего о несостоятельности экономики как научного знания. Известно точное выражение Д.И. Менделеева: «Наука начинается там, где начинают измерять». Единство измерений обеспечивается на основе единиц измеряемых величин, принятых за эталонные. Основная экономическая категория — стоимость, которая представляет собой овеществлённый в товаре труд. Денежная форма стоимости называется ценой, она является количественным выражением предмета исследований в сфере экономики и позволяет проводить сборки, складывая кирпичи с буханками хлеба через их стоимостное выражение. Для измерения цен используются единицы измерения: рубль, доллар, евро, так же, как для измерения, к примеру, длины — метр, дюйм, фут; веса — килограмм, фунт. Механика, как наука, существует по Менделееву лишь в силу того, что метр — он и в Африке метр, его абсолютное значение жёстко фиксировано, а единство, сопоставимость результатов в любом месте и в любое время обеспечивается системой Госстандарта. Именно поэтому механика даёт результаты абсолютно необходимые и полезные для практики, а элементы конструкции, изготовленные в разных местах в разное время, сочленяются между собой.

Экономика же оперирует понятиями (рубль, доллар и т.п.), которые с 1971 года утратили связь с золотом, с материальным носителем, утратили своё абсолютное значение. Единство измерений, сопоставимость результатов измерений в сфере экономики выполненных в разное время и в разных местах может быть обеспечена лишь в том случае, если измерение стоимости любого товара производится не в неких, не поддающихся определению абстракциях, значения и соотношения между которыми ежедневно меняются, а в понятных устойчивых величинах, к примеру, таких, как один килограмм зерна (либо золота, нефти), кВт/час электроэнергии. Если стоимость всех, существующих в обществе товаров выразить через какой-то один товар, то этот товар в экономике именуется товаром-эквивалентом. При этом в списке цен на все товары (прейскуранте) он будет выступать в качестве инварианта прейскуранта. В отсутствие товара-эквивалента экономика даже не претендует на то, чтобы называться наукой, ибо она превращается в средство заклинания стихий с фиксацией неких, «случайно» происходящих событий. На её основе невозможно провести межотраслевую сборку единого бескризисного государственного комплекса (как в механике), невозможно что-либо смоделировать, спрогнозировать тенденции, сопоставить экономические показатели и значимые индикаторы разных лет. Ибо рубли прошлого, настоящего и будущего не связаны между собой никакими закономерностями.

На наших глазах происходят абсолютные экономические нелепости и несуразности, по поводу которых отмалчивается армия экономистов всех мастей и званий. Наглядной иллюстрацией этого являются события, происходившие в своё время с рублем. Все без исключения значимые валюты мира резко выросли по отношению к доллару. При этом рубль с помощью искусственных приёмов сохранил своё соотношение с долларом, следовательно, во взаимоотношениях со всеми странами мира, кроме США, мы стали значительно беднее. Никакого экономического, количественного и уж тем более научного описания этих явлений ни один экономист вам не даст, ибо не существует такой формулы, из которой бы вытекало, что один доллар стоит 31 рубль.

Мы обеднели только потому, что с ведома экономистов-академиков наш рубль искусственно привязан к химере под названием доллар. Если опять провести аналогию с отраслями научного знания, сохраняющими в своей сфере деятельности принципы общественной полезности, общую логику и здравый смысл, то в механике это было бы равнозначно тому, что в течение месяца продавцы магазинов и рынков отпилили бы по 20% от веса каждой гири. При этом те, кто ведает килограммом (как экономисты рублем), объяснили бы происходящее стихией рынка: «Если Вам не нравятся эти гири, идите ищите другие». Именно в такую ситуацию поставили на мировом рынке наш народ, как коллективного покупателя и продавца. Апофеозом подобных операций является рекламная телевизионная акция в поддержку доллара со стороны министра финансов… нет, не Америки, а России — А. Кудрина. Нелепость его действий с позиции интересов нашей страны понятна даже не специалисту. Сравнить её можно лишь с ситуацией, когда в эфир выйдет директор одного из заводов и начнёт агитировать покупателя ни в коем случае не покупать его продукцию, а брать и накапливать продукцию своих конкурентов. Ведь основной продукт Министерства финансов — рубль, это указано даже в Конституции.

Наша официальная экономическая наука не является исключением. Все ныне известные экономические теории XX века не анализируют процессы комплексного функционирования народного хозяйства с замкнутыми схемами продуктообмена и финансовых потоков. Они имеют дело лишь с отдельными фрагментами единой системы и бесполезны в решении задач общественно полезного управления. К числу подобного рода теорий относятся теории империализма, кейнсианство и неокейнсианство, институционализм, маржинализм, неолиберализм, теория экономического роста, монетаризм и т.п. Все они находятся во взаимных противоречиях друг другу. Так, монетаризм сводит регулирование экономических процессов к кредитно-денежным операциям и денежной массе, а теория Дж.Кейнса, противостоит ей и базируется на стабильности доходов, государственном регулировании и повышении спроса. Мы считаем изучение этих теорий пустой тратой времени, ибо их освоение формирует в голове изучающего бессмысленный калейдоскоп и неспособность адекватно оценивать происходящее.

Экономика, претендующая на общественную полезность, должна рассматривать замкнутые контуры движения товаров и финансов, точно также как это делают научные теории в отношении водных, электрических потоков в соответствующих сетях на основании правил Густава Роберта Кирхгофа. Такие задачи о перетоках воды в системе труб и бассейнов решаются в школьных программах, однако применение этой научной алгоритмики не приемлемо для официальной экономики, так как делает слишком очевидным неизбежность финансового опустошения резервуаров, принадлежащих участникам производительного труда.

Организация целостного общественно-полезного управления народным хозяйством рассматривается во II томе Концепции Общественной безопасности «Мёртвая Вода». Эти подходы будут рассмотрены нами в следующих материалах.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх