14. Курс Президента или разорение производства?

Но кончено ль противоборство?

И как могучий ваш рычаг

Ослабит в умниках упорство

И сдвинет глупость в дураках.

(Ф.И. Тютчев)

Формируемые командой Президента России тенденции развития отечественного производства, реорганизации банковской системы страны, снижения инфляции наталкиваются на серьёзные преграды, как ранее выстроенные, так и вновь формируемые. Очевидным ходом против курса на стабилизацию является широко обсуждаемая инициатива по повышению тарифов естественных монополистов, как безотказный инструмент взвинчивания инфляции.

Дело в том, что эти тарифы относятся к разряду так называемой базы прейскуранта цен на любые иные как товары, так и услуги. Их увеличение приводит к росту издержек производства и реализации всех без исключения как товаров, так и услуг.

Содержательная сторона операции по повышению этих тарифов сводится, таким образом, не более чем к временной дестабилизации ценовых пропорций между товарами с их последующим стремлением к стихийному выравниванию в разные интервалы времени, но уже на новом, более высоком уровне. То есть изменение тарифов — это, по своей сути, целенаправленная раскрутка инфляции, изменение масштаба цен с формированием импульсных губительных для производства ценовых диспропорций между отраслями. Ведь те же электрики, повысив тарифы, с неизбежностью столкнутся в связи с этим с последующим повышением цен на алюминиевые провода, металлические опоры, продукты питания, как и на всё остальное потребляемое этой отраслью.

Если же смотреть глубже, то следует признать, что после утраты в 1971 году золотом функции товара-инварианта, в котором исчислялись цены на все иные товары, таким товаром-инвариантом на сегодня де-факто выступает киловатт/час электроэнергии или тонна условного топлива независимо от того, признано ли это де-юре. Только так вы можете сопоставить стоимость, к примеру, кирпича и буханки хлеба. Это означает, что в общественно полезной схеме управления цены на любой товар, на любую услугу должны быть пронормированы в киловатт/часах электроэнергии, нелепость пересмотра цен на которую становится очевидной.

Предложения по повышению тарифов монополистов выглядят тем более абсурдными, что их рост за время перестройки всегда значительно превосходил рост цен в промышленности, являясь, по сути, одним из генераторов развала производственного комплекса страны. Так за 10 лет реформ, по данным государственной статистики, цены на услуги энергетиков выросли в 24 тысячи раз, а цены в промышленности в 14 тысяч раз. Вспомним и элементарный житейский пример по доперестроечным и нынешним ценам. Литр бензина — 7 копеек, десяток яиц — 90 копеек; сейчас бензин — 7 рублей, десяток яиц в 5 раз ниже эквивалентных по бензину 90 рублей.

О многократно завышенных тарифах говорит и суммарная сравнительная статистика. Доля продукции естественных монополий во внутреннем валовом продукте страны составляет 10%, а прибыль 25%, инвестиции 18%, и всё это при далеко не бедном на фоне производства менеджменте компаний.

В оправдание роста цен на электроэнергию приводится тот факт, что в долларовом эквиваленте она в нашей стране стоит в 2 раза дешевле, чем в США. Этот аргумент не выдерживает никакой критики. Дело в том, что сегодня цена потребительской корзины в нашей стране в долларовом эквиваленте ниже, чем в западных странах в 4 раза. Говорит же это не о том, что цены на них должны быть повышены, а о том, что мы имеем дело со следующим мощнейшим инструментом разорения страны, опирающимся на хитрости, выстроенные с участием ЦБ РФ при установлении курса рубля.

По данным за 1999 год, «официальный» курс рубля был занижен в 6 раз по отношению к курсу по паритету покупательной способности. То есть в действительности, на доллар в России, обмененный на рубли, можно купить товаров в 5-6 раз больше, чем в США. Особенно наглядно это представлено на прилавках Финляндии. Поизучав ценники, начиная с кофе и мороженого, вы убедитесь, что на 10 марок в Финляндии вы можете купить то же, что на 10 рублей в России. Таким образом, при пересечении границы и обмене рубля на марку в пропорции 5:1 вы становитесь в 5 раз беднее, а финн в России — в 5 раз богаче.

Это приводит к тому, что и в международной торговле мы продаем свои товары многократно дешевле, чем в любой другой стране, а покупаем за рубежом многократно дороже. Потери от этого непропорционального обменного курса рубля составляют сотни миллиардов долларов, и этот ущерб идёт в дополнение к потерям на тех бросовых ценах, которые мы имеем, к примеру, при поставках газа за рубеж.

Для преодоления этой несуразицы необходимы перемены не в тарифах, а в системе денежного обращения страны. Один из вариантов может предусматривать одномоментное повышение цен, но не на энергоресурсы, а на все без исключения товары с одновременным повышением платежеспособного покупательского спроса населения через повышение заработной платы по крайней мере в 5-6 раз с установлением её минимального уровня не ниже 500 долларов в месяц. Но это и будет по факту выведением рубля в соотношениях валют на уровень его реальной покупательной способности за счёт внутреннего изменения масштаба цен. При этом внутри страны никто не станет ни богаче, ни беднее, а вот международный диспаритет будет преодолён. Подобную операцию в противовес окружающему миру провели США в 70-е годы, повысив в 2 раза как цены, так и зарплаты внутри страны.

Обратимся и к иной схеме радикального укрепления рубля через механизмы внешней конвертации.

Остановить разорение производства в условиях чрезвычайно изношенных основных фондов невозможно без инвестиций. Интегральным показателем инвестиционной привлекательности любой страны являются позиции на мировом рынке её денежной единицы. В нашей стране сделано всё для подрыва собственной денежной единицы — рубля.

А между тем выйти на его укрепление, на внешнюю конвертируемость не составляет большого труда при наших пропорциях экспорта и импорта. Как известно, экспорт из России в денежном выражении примерно в 2 раза превосходит импорт, следовательно, у нас есть под что печатать внешне конвертируемые рубли.

Единственный, необходимый для этого законодательный шаг — введение запрета на экспорт товара за любые иные деньги кроме российского рубля. Такой запрет действует, к примеру, в Японии в отношении любой валюты, кроме йены. В такой же схеме работают практически все страны, кроме позволяющей грабить себя России, ведь 95% наших товаров продаются за доллары, обеспечивая спрос на него и эмиссию долларовой массы.

Поскольку добрая треть земного шара живёт за счёт российского газа, леса, нефти, то при отказе приёма платежей в долларах, покупатели наших сырьевых ресурсов выстроятся за рублем в очередь, а у нас откроется возможность безинфляционной эмиссии внешне конвертируемой валюты с приведением курса рубля в соответствие с реалиями. Заработать такую валюту будет привлекательно, что и обеспечит нормальный инвестиционный климат в стране.

Информируя читателя об основных инструментах разорения производства, было бы несправедливо умолчать об основополагающем из них — об инструменте ростовщического грабежа промышленности через беспрецедентно высокий ссудный процент, прошедший за время перестройки этапы от 210 до 25% годовых.

Вряд ли стоит останавливаться на этом вопросе подробно, он очевиден сегодня для всех категорий трудящихся и для всех регионов России, однако, и по сию пору замалчивается финансовым блоком страны. Предложения Президента по коренной реорганизации банковской системы страны, по переводу Центрального банка в федеральную собственность получили широкую огласку уже более года назад. Тем не менее они и по сию пору умело забалтываются, к управлению деньгами страны по-прежнему не допускаются ни Президент, ни Правительство. Говорить о стабилизации производства в этой обстановке могут только концептуально безграмотные политики и специалисты.

Ссудный процент, по произволу устанавливаемый ЦБ, всегда выступает как первопричина, как генератор, как «вечный двигатель» инфляции, с его помощью и осуществляется фактическое формирование тенденций развития либо разорения производства. Объяснения величины ссудного процента инфляцией грешат против истины, меняют местами причину и следствие. Безинфляционное развитие и ссудный процент, отличный от нуля, несовместимы.

Курс на подъём экономики и ссудный процент более 3% годовых точно также несовместимы. Первые же признаки спада производства в США привели к тому, что только в течение минувшего года ссудный процент в США снижался 11 раз. Англия снижала ссудный процент в 2001 году 8 раз, Япония снизила его с 0.15% до 0%. Наш ЦБ мёртвой хваткой держит его на уровне 21% годовых.

Объясните мне, как представителю кредитоёмкой отрасли, о какой равноправной конкуренции и о каком развитии производства можно говорить, если по всем кредитным ресурсам наша корпорация вынуждена нести процентные издержки, исчисляемые миллионами долларов в год, в десятки, в сотни раз превосходящие издержки наших конкурентов. Все эти издержки относятся, как известно, на себестоимость продукции. Именно по этой причине инфляция в нашей стране несопоставимо велика на фоне США и Западной Европы, где товары дешевеют и продаются в кредит. Для подталкивания к внешним заимствованиям, а следовательно, к выплатам баснословных ростовщических оброков ЦБ сохраняет режим сверхнедостаточности денежной массы по отношению к масштабам народного хозяйства. Отсутствие денег как технологической среды — также важнейший инструмент развала производства через паралич оборотных средств. Общее количество денег в стране, если исключить паразитирующую на народе долларовую массу, значительно ниже денежной массы любого японского банка средней руки. Эта зияющая дыра в управлении прикрывается монетаристскими баснями.

Но не надо быть специалистом, чтобы понять, что инфляция не возникнет при так необходимом для нас многократном увеличении денежной массы, если на каждый вновь эмитированный рубль в стране создаётся востребованная товарная масса стоимостью 1,2 рубля. Но для этого финансовый блок должен быть озабочен проблемами организации производства, а не сегодняшними спекуляциями и ростовщичеством.

Хочется верить, что 2003 год станет годом прозрения наших Правительственных структур, ибо время не ждёт. Идет процесс изменения мироустройства с серьезными переменами в мировой кредитно-финансовой системе, в системе глобального мирового хозяйства. Именно у России есть все предпосылки (от ресурсной и кадровой базы до глубочайшего осмысления принципов управления страной по полной функции) для преодоления этой критической фазы с минимальными для страны издержками.

Мы должны остановить включенные с надгосударственного уровня управления механизмы разорения отечественного производства и перейти к САМоДЕРЖАвной государственности на базе собственной, разработанной в рамках общественной инициативы, Концепции Общественной Безопасности (dotu.ru). Наши ожидания того, что России в новом году повезёт больше, чем кому бы то ни было на планете, держатся не на прогнозах астрологов, а на глобальном понимании происходящего.

(Санкт-Петербургские ведомости 10.01.2002 г.)





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх