Примечания

[«] В течение второй половины 50-х годов, во время общих рассуждений, приведших к принятию доктрин ядерного сдерживания, гибкого реагирования и контроля над вооружениями, ведущие круги «либерального истеблишмента» в Лондоне и на Северо-Востоке США решили направить мировую экономику к «постиндустриальной» фазе развития. Закулисное соглашение с советским правительством, достигнутое с помощью Бертрана Рассела, а также по другим каналам, уже тогда убедило истеблишмент в том, что широкие военные действия между двумя альянсами супердержав невозможны, а если война все же и начнется, то закончится она после стратегической термоядерной бомбардировки. Считалось, что возможными оставались только «региональные войны», включая «ограниченную ядерную войну», которые проходили бы по гибким правилам (гибкое реагирование). Таким образом, ядерное сдерживание рассматривалось как ограничитель военных запросов технологически прогрессивной экономики. Политика «постиндустриального общества» широко обсуждалась с начала 60-х, а в середине 60-х стала претворяться в жизнь стараниями американского правительства, что отразилось в согласовании доктрины «великого общества» президента Джонсона со сворачиванием исследовательских работ, имевших отношение к НАСА.

Так как «либеральный истеблишмент», принявший этот план, являлся политическим представителем европейских и северо-американских кругов, основанных на «семейных» интересах в стиле итальянских fondi, контролирующих основные банковские и страховые комплексы, то поток кредитов и вкладов все сильнее начал отражать «постиндустриальную» ориентацию «главы истеблишмента» 60-х годов (как характеризовал его Дж.К.Гэлбрейт) Макджорджа Бонди (из фонда Форда). Тезисы Збигнева Бжезинского об «обществе технотроники» явились отражением указанной выше связи между «утопическим» стратегическим мышлением и социально-экономической политикой. Все нарастала тенденция (что иллюстрируется примером компании US Steel), использования промышленных корпораций в качестве источника денег для инвестиций в непроизводственные сферы. При этом каннибализм в отношении подобных фирм достиг уровня, при котором прекращались инвестиции в производственный процесс.

Пресс такой политики на промышленные корпорации исходил не только в форме прямого давления со стороны Уолл-стрита, включая и планы «налетчиков» из засады, способных «раздеть» любую корпорацию, неспособную защитить свои фонды от этих рыщущих волков. Угроза исходила также из изменения образа мышления самих управляющих производством. Центром, сыгравшим главную роль в изменении философии промышленного менеджмента, стала «Гарвардская школа бизнеса», начало которой положил Роберт Макнамара, представлявший Форд Мотор Компани и Пентагон. Это наглядно отразилось в изменении направленности выпусков «Уолл-стрит джорнал», всегда чувствительного к настроениям читателей. В конце 50-х начале 60-х годов в журнале нельзя было встретить ту смесь неолиберального и неоконсервативного взглядов, которая стала для него характерна в настоящее время.

Гарвардская школа бизнеса явилась прототипом учебных центров, постепенно распространявшихся по всему миру. Во всех этих центрах строго придерживались избранной идеологии. В этих центрах самой изысканной доктриной экономической науки считается не что иное, как старая идея Уильяма Петти (XVII век) «покупайте дешевле, продавайте дороже», щедро украшенная более поздней доктриной «Математической экономики» фон Неймана. «Оптимизация издержек» стала магической фразой.

Хотя фон Нейман был знаком с некоторыми из алгебраических выкладок римановских работ, его собственный философский взгляд был значительно ближе к Кронекеру и Дедекинду или же к Лапласу, Клаузиусу, Гельмгольцу, Больцману. В самом худшем виде это обнаружилось после уничижительной критики Курта Геделя, направленной на некоторые из основных неймановских допущений (1931 г., «Доказательство Геделя»), которые следует рассматривать с точки зрения канторовских работ 1871-1883 гг.. Наихудшим было то, что неймановская теория игр была применена к экономическим процессам. Его попытки свести экономический анализ к решению систем линейных неравенств, а также принятие им крайних онтологических положений Венской школы неопозитивистского утилитаризма являются очевидными причинами того, что любая система экономического прогноза, основанная на неймановских допущениях, была обречена на провал.

Разработки Неймана для математической экономики требуют принятия допущения, что экономика находится в состоянии нулевого технологического роста и что можно пренебречь тенденциями снижения технологического уровня. Данный подход, который заполнил все известные программы экономического прогнозирования, основанного на компьютерных расчетах (кроме прогнозов по методу Ларуша-Римана), является именно тем методом, который наиболее полно соответствует политике «постиндустриального общества», отмеченной выше.

Эффективное промывание мозгов выпускникам бизнес-школ и другим профессионалам описанными только что догмами, а также согласованные действия главных сил Уолл-стрита, Лондона, Швейцарии и венецианских страховых компаний настолько повлияли на американский индустриальный менеджмент, что резкое изменение философии производства можно рассматривать как «сдвиг культурной парадигмы».

[«] «По-видимому» использовано здесь из-за преклонения перед идеями, извлеченными из неопубликованных архивов Лейбница, а также из последних исследований его опубликованных работ в свете архивных материалов. К работам Леонардо да Винчи, Николы Кузанского, Кеплера и Гаусса также следует относиться почтительно. На основании ставших доступными работ Лейбница следует с осторожностью относиться к любым утверждениям о том, будто бы он лишь в общих чертах предвидел фундаментальные открытия, приписываемые исследователям, работавшим после него.

[«] Здесь дается ссылка на ясную однозначную политику Адама Смита из его книги «Богатство народов». Американская революция боролась именно против британской экономической политики, которую защищал Смит в своей книге.

[«] Как впервые было показано Пачоли и Леонардо да Винчи, процессы жизни отличаются от жизненных морфологией роста и развитыми функциями, соответствующими Золотому сечению. Другими словами, они по своей природе негэнтропийны, что соответствует более обоснованному гауссовскому киннетико-геометрическому толкованию негэнтропии и отбрасывает некомпетентные догмы "информационной теории" Винера-Шеннона. Это значит, что органическая химия сама по себе не является подходящим инструментом для определения основных характеристик процессов жизни. Естественно, рассмотренная в более узком плане, химия имеет ценность для биологии, поскольку занятия в лабораториях патологоанатомов дают полезную информацию врачам, занятым поддержанием здоровья живых людей. Первичные явления жизни должны геометрически совпадать с Золотым сечением, в терминах дискретного пространства, и должны быть формой негэнтропии (как мы ее здесь определили) по отношению к непрерывному пространству. Если бы биология приняла это как единственный эмпирический факт, на основании которого всю ее можно было бы перестроить, то химия заняла бы соответствующее, ей место.

[«] «Принципы Политической экономии», т. I, 1837,стр.311 -320, где есть обширные цитаты из Сеньора, сделанные Кэри; т.II (1840 г.), о населении, и особенно глава IX.

Интересно сравнивать эту трехтомную работу Кэри и другие его работы, с которыми был знаком Маркс, чтобы отметить, насколько ожесточенно Маркс ненавидел и завидовал Кэри.

[«] Английский язык современных «жрецов науки» опустился значительно ниже уровня времен Шекспира и Мильтона еще в 50-х годах, до разрушительных ударов лингвистики школы Н.Хомского и жаргоно-наркотической рок-контркультуры. Главные недостатки, которые следует отметить, включают отказ от сослагательного наклонения и признание философского номинализма, настаивающего на выделении имен существительных как естественных выразителей идей. Первое является результатом продолжительной кампании по вымыванию использования сослагательного наклонения, проводимой академиками, четко осознающими практическую философскую значимость сослагательного наклонения как средства научного размышления и построения гипотез. Превознесение роли имени существительного является также результатом кампании, проводимой с позиций философского эмпиризма.

[«] Критон Зоакос указал, что слово «идея» является неподходящим и уводящим в сторону переводом; наилучший перевод в английском языке «species» (русск. «разновидность»). Построение доводов Платона не оставляет никаких сомнений в точности предложенной Зоакосом поправки. Важность этого факта станет ясна позднее, в следующих главах книги.

[«] Американская экономика вступила в относительно энтропийную фазу в период с 1966 по 1974 г. Она стала абсолютно энтропийной (постоянный «отрицательный экономический рост», когда доходы не покрывают расходов) в октябре 1974 г., через несколько месяцев после того, как началась реализация политического курса, принятого администрацией Картера-Мондейла и председателем Федерального резерва Паулем Волькером.

[«]Институт гражданства это наиболее важная цель начального и среднего образования. Если выборщики не умеют думать, но могут голосовать, то что можно ожидать от избранного ими правительства? Какое же отношение к истине или к определению как общенациональных интересов, так и непосредственных интересов отдельных граждан, может иметь «общественное мнение» без постоянной тренировки рационального мышления по любому из вопросов, связанных с выбором кандидатов?





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх