В России нет ни одной левой партии, зарегистрированной официально

Среди официальных партий в России нет ни одной действительно левой. К такому заключению пришло межцентровое совещание специалистов Института глобализации и социальных движений (ИГСО). По мнению ИГСО к левому спектру отечественной политики ошибочно относят КПРФ, именующую себя коммунистической, и «Справедливую Россию», считающуюся «новой левой». В действительности обе партии имеют правую идеологию и должны считаться организациями правого фланга российской политики. КПРФ исповедует великодержавный национализм, а «Справедливая Россия» вообще является формальным кремлевским проектом, снабженным социальной риторикой при общей установке на поддержку неолиберальной политики власти.


КПРФ объявляет своей целью «Русский социализм» и разрешение русского, а не классового вопроса. Она неоднократно выступала на выборах с нападками на рабочих-мигрантов, обвиняя их вместе с неофашистами во всех общественных бедах. Партия Зюганова считает режим прописки слишком мягким, в то время как левые требуют его ликвидации и легализации, а не травли эмигрантов. В трудовых конфликтов руководство КПРФ встает на сторону работодателей, а не борющихся работников, как это было в 2006 году на ОАО «Сургутнефтегаз». Внутренняя структура партии может быть названа бюрократическим централизмом, существующим при практически полном идейном единстве верхов и низов. «Справедливая Россия» - структура-хамелеон, имитирующая не только левую идеологию, но и партийную форму. Ее руководство это государственные чиновники, абсолютно не заинтересованные в переменах.


Лидеры КПРФ неоднократно объявляли марксизм «западной заразой». Из «компартии» исключены критиковавшие ее политику молодые марксисты. «КПРФ бравирует своим православием, вместо того, чтобы занимать антиклерикальную позицию, как положено коммунистам. Организация с такой идеологий должна называться партией национального социализма или державно-православного патриотизма, однако в этом случае она потеряет большинство голосов», - говорит Директор ИГСО Борис Кагарлицкий. По его словам в официальной отечественной политике имеет место только спекуляция на потенциально сильном левом уклоне населения.


Технологические успехи националистов из КПРФ, которых многие всерьез принимают за коммунистов, и «новых левых» чиновников обусловлены экономически. «Хозяйственный хаос 1990-х годов не позволял социальной структуре общества стабилизироваться. Вместо социально-экономических противоречий миллионы людей видели сионистский заговор, распад государственности или скрытую оккупацию России. Для КПРФ это было золотое время. Ситуация стала меняться по мере развернувшегося экономического подъема в стране», - отмечает глава Центра экономических исследований ИГСО Василий Колташов. Согласно его оценке, наемные работники начали обретать собственно сознание, создавать профсоюзы и включаться в борьбу за улучшение своего материального положения. Это обернулось для КПРФ потерей почти половины голосов избирателей, толкнув партию в более тесные объятия власти. Одновременно в Кремле возросла потребность в левых подделках.


Левый спектр отечественной политики существует только за рамками официальной регистрации Министерства юстиции РФ. Он включает в себя небольшие организации сталинистского, троцкистского, анархистского и иных направлений. Все они могут быть разделены на два поколения. Одного, вышедшего из оппозиции в КПСС и сопротивления реставрации в 1990-е годы. И другого, сформировавшегося в ходе экономического оживления повлекшего приход в политику молодого поколения. Наблюдается ослабление левых образца 1990-х годов и рост новых антибуржуазных групп.


Главным левым проектом в России последних лет был «Левый фронт» объединивший ряд организаций и активистов на почве общей идеологической платформы. Его раскол в 2006 году одновременно продемонстрировал растущую потребность определенной части левых в создании партии реально имеющей программу радикального преобразования России, а также недостаточную зрелость для этого общественной почвы. Однако рост рабочего движения, происходящий на фоне формирования самостоятельного сознания наемных работников, объективно подготавливает условия для образования в стране рабочей партии. «Переход от борьбы за улучшение экономических условий к постановке политических задач, а значит к строительству в России реальной левой партии - вопрос времени», - отмечает руководитель Центра истории ХХ века ИГСО Марк Васильев. По его мнению, левые активисты способны способствовать ускорению этого процесса, тесней сотрудничая с независимыми профсоюзами. Политический строй РФ не оставляет места для рабочего реформизма. Поэтому создание левой партии поставит перед широкими общественными слоями самые радикальные задачи.


«Справедливая Россия» - хрупкий верхушечный проект, способный рассыпаться даже при незначительных политических колебаниях. Однако КПРФ, несмотря на сокращение числа ее членов (не более 250 тысяч в 1996-1998 годах, порядка 80-90 тысяч человек в настоящее время), считается многими аналитиками партией с «долгой перспективой угасания». Однако в результате резких экономических перемен в стране (ожидаемый в 2008-2009 годах приход в РФ мирового экономического кризиса) и как следствие роста социальной активности массы наемных работников партия Зюганова способна быстро исчезнуть.


Пресс-служба ИГСО


3 марта 2008 г.

Пресс-релиз





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх