РЕПРЕССИИ ПРОТИВ СВОБОДНЫХ ПРОФСОЮЗОВ

ДокладИГСО

Экономический рост, устойчиво продолжавшийся на протяжении 2006-2007 годов, способствовал росту профсоюзного движения и увеличению числа трудовых конфликтов, вызванных борьбой трудящихся за повышение заработной платы и улучшение условий труда. Поскольку положение на рынке труда радикально изменилось и спрос на рабочую силу, особенно квалифицированную, превосходит предложение, наемные работники пытаются использовать эту ситуацию для того, чтобы повысить свой жизненный уровень. Следует учесть, что доля заработной платы в себестоимости продукции остается в России одной из самых низких среди индустриально развитых стран, причем в долларовом исчислении зарплата рабочих в отечественной промышленности существенно уступает не только уровню Западной Европы и США, но и таких стран как Бразилия или Аргентина. Вполне закономерно, что подобное положение дел чревато большим числом конфликтов на производстве.


Важнейшим новым явлением последних двух лет явилось стремительное развитие новых свободных профсоюзов, не входящих в систему Федерации независимых профсоюзов России. Прежде всего речь идет об объединениях рабочих, входящих в состав Всероссийской конфедерации труда (ВКТ) и Конфедерации труда России (КТР).


В свою очередь усиление забастовочной активности профсоюзов вызвало ответные меры со стороны властей и работодателей. Причем с середины 2007 года можно говорить о том, что в масштабах страны разворачивается настоящая кампания репрессий против активистов свободных профсоюзов.


Репрессивные меры против свободных профсоюзов могут быть разделены на три категории:


1) применение против рабочих действующего законодательства о забастовках и Трудового Кодекса;

2) действия властей и работодателей, выходящие за рамки действующего закона;

3) незаконные увольнения;

4) прямое насилие и уголовный произвол, включая убийство профсоюзных активистов.


Российское законодательство о забастовках и Трудовой Кодекс находятся в прямом противоречии с действующими международными нормами, о чем, в частности, неоднократно заявлялось в Международной организации труда (МОТ). В частности, это законодательство дискриминирует профсоюзы, составляющие меньшинство работников предприятия, ограничивая их право на заключение коллективных договоров и ведение переговоров. Ещё более анекдотическим является законодательство о забастовках, требующее, по сути дела, согласования всех деталей проведения стачки с самим работодателем, против которого эта стачка направлена. Абсурдность этой ситуации признают даже лидеры официальных профсоюзов. В частности Олег Нетеребский, заместитель председателя ФНПР, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по трудовым отношениям и пенсионному обеспечению, констатировал, что «провести забастовку по закону невозможно».


Анекдотическим примером может быть ситуация с конфликтом на Российских Железных Дорогах. В ноябре 2007 г. Российский профсоюз локомотивных бригад железнодорожников (РПЛБЖ) заявил о намерении провести стачку. Уже 23 ноября, хотя забастовка еще не началась, Мосгорсуд в качестве суда первой инстанции принял решение по иску работодателя об ее незаконности. Между тем не существует нормы закона, дающей право суду принимать решение о ещё не произошедшем событии - в данном случае о не начавшейся забастовке. Законопослушный профсоюз был вынужден отказаться от стачки.


За прошедшие 2 года ни одна забастовка, проведенная в России, не была признана судом законной. Подобное положение дел ведет к тому, что забастовочные действия обычно продолжаются не более одного дня, после чего прекращаются решением суда. В противном случае участники стачки оказываются под угрозой судебных репрессий. В свою очередь, многие забастовки не объявляются официально, принимая характер «работы по правилам», после чего зачинщики подвергаются взысканиям и увольнениям за нарушение трудовой дисциплины. В качестве примеров можно привести работников Почты России в Санкт-Петербурге.


После забастовки 26 октября 2007 года были уволены трое профсоюзных активистов - Максим Рощин, Игорь Конин и Дмитрий Пацук. Затем администрацией был обнародован список 8 сотрудников, подлежащих увольнению. Одна из водителей, Любовь Воробьева, (также активно участвовавшая в акции) взяла сегодня больничный лист. Когда она зашла в здание, чтобы сдать ключи от автомобиля, дорогу ей преградили трое охранников и в принудительном порядке препроводили к начальству, где ей было предложено подписать постановление администрации об ее увольнении. После отказа в ее адрес последовали угрозы. В итоге бедную женщину из кабинета отбили пришедшие на помощь другие водители смены. 2 ноября начались переговоры между представителями профсоюза УФПС «Почта-Питер» и представителями руководства. К началу переговоров у здания УФПС собралось около 30 человек, членов профсоюза и Комитета солидарных действий (КСД). Двух пикетчиков задержали, а Вадима Большакова, координатора профсоюза работников УФПС С-Пб и ЛО Почта России-Питер, милиция задержала уже внутри здания и выволокла его из зала.


В Тольятти был уволены с АвтоВАЗа за участие летом 2007 г. в «незаконной забастовке» двое рабочих, членов профсоюза «Единства». В ноябре лидер профсоюза Петр Золотарев на встрече с руководством предприятия получил обещание, что рабочие будут восстановлены на своих местах, но это обещание не было выполнено.


Сергей Пенчуков работал сварщиком на Таганрогском Автомобильном заводе полтора года. 25 октября 2007 года он направил генеральному директору ТагАза уведомление о создании на предприятии первичной профсоюзной организации. Ранее профсоюзной организации на заводе не было, а права наемных работников, по мнению рабочих активистов нарушались, постоянно. Новый профсоюз вошел в состав Всероссийской Конфедерации Труда (ВКТ), о желании вступить в нее заявили около 200 человек. Организация начала свою деятельность с обращения в прокуратуру Таганрога и в Государственную Инспекцию труда Минздрава и соцразвития РФ по Ростовской области с просьбой проверить условия труда и соблюдение норм трудового законодательства на ООО "ТагАз". Профсоюзный активист предположил, что администрация предприятия не выполняет установленные законодательством правила оплаты труда за сверхурочно отработанное время, необоснованно не выдает ежемесячные расчетные листки, а также нарушает нормы охраны труда в окрасочном производстве. В ответ Пенчукова перевели на низкооплачиваемую работу, а 18 декабря уволили за прогул, которого он не совершал. Перед тем, как взять отгул за сверхурочно отработанное время, Пенчуков написал заявление на имя начальника цеха, которое потом странным образом исчезло.


Точно также был уволен профсоюзный лидер «Сургутнефтегаза» Александр Захаркин. А водитель Рауль Гаитов был подвергнут дисциплинарному взысканию за итальянскую забастовку, выразившуюся в отказе от работы на неисправном и опасном для жизни оборудовании. Характерно, что в значительном числе случаев суды встают на сторону работодателей.


12 марта в Новосибирске работниками ФГУП 15 ЦАРЗ МО РФ (военный авторемонтный завод) была учреждена первичная профсоюзная организация работников производственного труда объединения независимых профсоюзов «Сибирский региональный профцентр» в количестве 17 человек. Был избран профком под председательством Баталиной Татьяны Васильевны, о чем директор завода был надлежащим образом письменно уведомлен. С этого момента в отношении членов профсоюза начались репрессии.


3 мая администрация завода уволила заместителя председателя профкома Николая Буслаева, проработавший на предприятии 28 лет и не имевшего до этого ни одного дисциплинарного взыскания. Увольнение производилось без согласования с профсоюзом, как полагается по п.5 ст. 81 ТК РФ. Вступив в профсоюз, Буслаев за один месяц получил два выговора и был уволен.

8 мая во время нахождения на больничном была уволена председатель профкома Баталина. Заявление об увольнении по «собственному желанию» было выбито из нее в предынфарктном состоянии под давлением администрации. Характерно, что государственная правовая инспекция по труду после многочисленных обращений профсоюза вынесла несколько формальных предписаний для устранения нарушений трудового законодательства, например по незаконному лишению премий, а по основным фактам: дискриминации, увольнениям, предложив обращаться в суд. Военная прокуратура города Новосибирска, куда профсоюз обратились для пресечения нарушений закона на военном заводе, никак не отреагировала официально, тем не менее, охарактеризовав действия директора как правомерные. Администрацией завода оказывается моральное давление на членов профсоюза, требуя их выхода из него. Они подвергаются грубым оскорблениям, за ними осуществляется слежка.


Важное постановление с точки зрения возможных последствий для рабочего движения вынес 19 апреля Пресненский районный суд города Москвы по иску ЗАО КБ «Ситибанк» против первичной профсоюзной организации работников банка, учрежденной 11 декабря 2006 года. Своим решением суд признал протокол учредительного собрания профсоюзной организации недействительным на основании того, что работники не смогли представить доказательств факта проведения ими собрания: точное места парковки председателя профкома в день собрания своего автомобиля; наличие у проживающего в квартире, где происходило собрание, работника документов, подтверждающих факт аренды им данного помещения. Таким образом, решением суда профсоюз был фактически признан несуществующим, что противоречит российскому трудовому законодательству, согласно которому протокол собрания с решение об образовании профсоюзной организации является подтверждением ее образования. На момент проведения разбирательства администрация ЗАО КБ «Ситибанк» без законных оснований уволила семь работников компании являющихся членами профсоюза.


Принятое Пресненским районным судом города Москвы решение абсурдно с точки зрения российского законодательства и международного права. Однако оно открывает широкую дорогу произволу работодателей в борьбе с профсоюзами. Прецедент в отношении профсоюза работников «Ситибанка» позволяет другим российским судам в интересах работодателей опротестовывать легитимность любых профсоюзных организаций, открывая дорогу для «законной» ликвидации независимых профсоюзов.


В ходе конфликта между рабочими ОАО «Михайловцемент» и администрации холдинга ОАО «Евроцемент», последняя отказывалась вести переговоры со стачкомом, поскольку считала его образование незаконным. Вместо этого она предпочитала разговаривать с подконтрольным ей официальным профкомом. Рязанский областной суд 10 июля признал комитет бастующих рабочих законным, однако на работодателя это не повлияло. Официальный профком отказался сложить с себя полномочия, несмотря на требование большинства работников его немедленного переизбрания. После начала забастовки администрация устроила локаут - закрыла высокорентабельное предприятие. Немедленно последовало увольнение всех членов стачкома, а также ряда других участников забастовки (всего 49 человек). Были нарушены многие нормы ТК РФ, включая выплату выходного пособия и преимущественное оставление на работе.


В ходе забастовочных действий обычным делом является использование против рабочих службы охраны, а также милиции и даже прокуратуры. Во время акций протеста российских докеров в 2007 году подобная практика была повсеместной. По сообщению лидера КТР Александра Шепеля, уровень репрессий варьировался в зависимости от величины и экономического значения порта: службы охраны вскрывали помещения профсоюза, ОМОН прибывал на территорию предприятий, прокуратуры изымала списки членов профсоюза. Формально оправданием для таких действий было то, что суды неизменно признавали стачки незаконными, но сами действия администрации и властей, откровенно выходили за пределы правовых норм.


ОМОН при менялся и против забастовщиков на заводе «Форд» в Ленинградской области, причем один человек был ранен, когда в толпу бастующих въехал автомобиль, за рулем которого были сотрудники милиции.


14 октября были избиты четверо активистов независимого профсоюза «Единство». Больше всего пострадали Антон Вечкунин и Алексей Виноградов. Их имена стали известны благодаря забастовке состоявшейся 1 августа. Членов профсоюза завода АВТОВАЗ (город Тольятти) избили семеро крепких мужчин. Нападение произошло в лесу неподалеку от лыжной базы. Несмотря на то, что очевидцы вызвали милицию и та приехала достаточно оперативно, задержать нападавших не удалось. Лидер профсоюза «Единство» Петр Золотарев назвал это «странным обстоятельством». Вместо преследования преступников милиция продержала избитых рабочих до 4 часов утра в отделении, даже не вызвав медиков.


Однако наибольшую тревогу вызывают участившиеся случаи физических расправ с профсоюзными лидерами.


7 июня 2007 года, на Михаила Чесалина, председателя первичной организации Российского Профсоюза докеров в Калининграде, совершено жестокое нападение рядом с его офисом. Нападение было совершено в 10-30 утра, когда Чесалин вышел из своей машины и направился в офис. Нападавшие - их число точно неизвестно - нанесли ему множество ножевых ранений в спину и несколько тяжелых ударов по голове. Его оставили лежать в крови, без сознания.


В Воронеже убит председатель стачкома завода им. Коминтерна Виктор Швырев. 9 декабря, когда он возвращался домой, в подземном переходе у остановки "Политехнический институт" его остановили сотрудники милиции и попросили предъявить документы. Швырев начал протестовать. Ему заломили руки, после чего в Коминтерновском РОВД, где продолжался диалог на "политические темы". В ходе "беседы" Швырев был жестко избит, затем его выбросили на улицу без составления протокола и предъявления какого-либо обвинения. Когда Швырев дошел до дома, ему стало плохо, у него отнялись руки и ноги. Был госпитализирован в городскую больницу скорой медицинской помощи и так и не смог подняться с больничной койки. Он скончался ровно месяц спустя.


Уже 10 декабря дочь Виктора Андреевича написала заявление в прокуратуру Коминтерновского района. В больничной палате Швырева один раз опрашивал следователь. Однако трижды по причине «отсутствия состава преступления» Прокуратура отказывала родственникам Швырева в возбуждении уголовного дела.


В свою очередь организаторы протестов и акций, посвященных памяти рабочего лидера, подверглись репрессиям. В Липецке ещё до начала пикета под надуманным предлогом был задержан его организатор - Александр Огнев. В Москве акция 5 февраля закончилась задержанием двух участников одиночных пикетов.


Как свидетельствует мировой и современный российский опыт, рост репрессий против свободных профсоюзов ведет не к снижению активности рабочего движения, а к его радикализации и политизации. С другой стороны, специфика отечественной ситуации состоит в том, что значительная часть репрессий осуществляется на основе действующего законодательства, которое «творчески» интерпретируется судами, администрацией и местными властями. В свою очередь рост напряженности в сфере трудовых отношений неизбежно ведет к росту числа конфликтов, которые нынешние законы способны лишь усугубить.


Несогласие с действующими законами выражают уже не только лидеры ВКТ и КТР, но и представители официальных профсоюзов ФНПР. Вопрос о пересмотре законодательства о забастовках и Трудового кодекса встает в повестку дня, превращаясь в один из важнейших общественно-политических вопросов 2008 года и вызов для администрации президента Медведева.


Экспертная группа ИГСО:

Борис Кагарлицкий, руководитель

Борис Кравченко

Алексей Этманов

Василий Колташов

Илья Будрайтскис


17 марта 2008 г.

Пресс-релиз







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх