Колокол

Новый способ спасения подводников был предложен в начале 1930-х годов коммандером 3-го ранга Маккеном (МсСапп). Спасательный колокол Маккена представлял собой прочную цилиндрическую конструкцию, спускаемую на тросе с борта спасательного судна. Для гарантии внутренняя часть колокола отделялась от нижней открытой части переборкой с люком. В верхней части цилиндра имелся второй люк, через который можно было попасть внутрь колокола при плавании его на поверхности моря.

Спасение личного состава затонувшей лодки с помощью колокола Маккена предполагалось осуществлять следующим образом. После гибели лодки подводники должны отдать специальный буй, который вынес бы на поверхность направляющий трос, закрепленный у комингса одного из входных люков прочного корпуса. Этот трос отцепляется от буя и закрепляется на лебедке спасательного колокола, после чего последний опускался под воду на собственном тросе, одновременно выбирая лебедкой направляющий трос. Таким образом, колокол достигал подводной лодки, подтягивался к входному люку, и вставал над входным люком на комингс-площадку. Находящиеся внутри колокола операторы осушали пространство в нижней части колокола, в результате чего он прочно «присасывался» к комингс-площадке под действием гидростатического давления. Затем открывался нижний люк колокола и входной люк лодки, ожидавшие спасения подводники переходили в колокол. Люки закрывались, нижняя часть колокола заполнялась водой, и он поднимался на поверхность. За один рейс колокол мог поднять семь-восемь человек, не считая двух операторов. При необходимости спасти большее число подводников операция повторялась.

Случай продемонстрировать возможности спасательного колокола представился очень скоро. В мае 1939г. на глубине 73м затонула новейшая американская подводная лодка SS-192 «Squalus».

13 мая после завершения ходовых испытаний подлодка «Squalus» была передана американскому флоту. Десять дней спустя (23.05.1939г.) она вышла из военно-морской базы в Портсмуте, штат Нью-Гэмпшир, для отработки маневра «срочное погружение». Были предусмотрены экстренный уход вахтенной службы с мостика в отсеки, задраивание вручную входных люков и дистанционно с помощью гидравлического привода других забортных отверстий, заполнение цистерн главного балласта, остановка дизелей и включение гребных электродвигателей подводного хода. При хорошей подготовке экипажа весь маневр погружения на глубину 15м должен был занимать не более одной минуты.



Схема спасательного колокола Маккена


Команду «срочное погружение», продублированную длинным сигналом ревуна, командир лодки отдал в 8:30. Личный состав четко исполнил приказ, и через мгновение лодка ушла под воду. Стрелка глубиномера начала плавно отсчитывать показания: 6, 9, 12м…

В этот момент по трансляции поступило сообщение о начавшемся затоплении дизельного отсека. Взгляды находившихся в центральном посту автоматически обратились на панель индикации состояния забортных отверстий (т.н. «Christmas tree»), однако на ней светились лампочки только зеленого цвета, свидетельствовавшие о том, что все забортные отверстия на лодке закрыты.

Между тем вода в дизельный отсек продолжала поступать (как выяснилось позднее, через открытый клапан подачи воздуха к дизелям, система индикации которого вышла из строя), и лодка начала проваливаться на глубину. Для предотвращения затопления всех отсеков матросы, находившиеся в центральном посту, задраили переборочный люк, связывавший центральный пост с дизельным отсеком. Тем самым обрекая на гибель 26 человек, оказавшхся в кормовых отсеках.

Попытка предотвратить провал продуванием балластных цистерн не увенчалась успехом, и лодка легла на грунт с дифферентом на корму около 12° на глубине 73м. В ее носовых отсеках остались в живых 33 человека во главе с командиром. Перед ними стояла дилемма: или, воспользовавшись индивидуальными дыхательными аппаратами, попытаться выйти на поверхность, или ожидать помощи извне. Учитывая большую глубину погружения и температуру воды, шансы на спасение в первом случае были невелики. Оценив их, командир принял решение ждать спасателей. Он приказал выпустить на поверхность телефонный буй и сигнальную дымовую шашку. Время шло. В 11:00 командующий военно-морским районом контр-адмирал Коул начал проявлять беспокойство из-за задержки очередной радиограммы с борта лодки. В 11:30 он отдал приказ однотипной подводной лодке SS-191 «Sculpin» выйти в район погружения «Squalus». Одновременно последовал телефонный звонок в Нью-Лондон с просьбой подготовить к выходу в море спасательное судно «Falcon».

Сигнальщики «Sculpin» скоро обнаружили на горизонте красный дым, а затем и плавающий на поверхности телефонный буй. Связавшись по телефону с командиром «Squalus», удалось узнать подробности происшедшего, однако через некоторое время кабель лопнул, и связь с ожидающими спасения подводниками прервалась. Но основное уже было сделано. Из Нью-Лондона вышел «Falcon», а из близлежащего Портсмута – буксир с контр-адмиралом Коулом на борту. На «Falcon» были опытные водолазы и колокол Маккена.




Буксир прибыл в район аварии вечером того же дня, и Коул, не ожидая ни минуты, приказал начать Поиск лежащей на грунте подводной лодки с помощью трала. Ночью лодка была обнаружена. Буксир встал на якорь рядом со своей находкой. В 4:15 утра к нему подошел «Falcon», которому из-за свежей погоды понадобилось около 6 часов, чтобы встать на якоря точно над погибшей лодкой.

К 11:00 волнение и ветер несколько успокоились, и водолазам «Falcon» наконец удалось завести скобу направляющего троса в специальные отверстия на комингсе входного люка «Squalus» (направляющий трос буя оборвало вместе с телефонным кабелем). В это время к трем находившимся в районе катастрофы кораблям присоединились и другие суда. На одном из них был сам изобретатель спасательного колокола, который принял на себя руководство работами.

В 12:30, через 28 часов после гибели лодки, колокол встал на комингс-площадку. Спасатели, по существу, не знали, в каком состоянии находятся подводники, поэтому первой операцией после вскрытия люка была вентиляция отсеков с помощью шланга, при соединенного на поверхности к компрессору спасателя «Falcon». В течение 1 часа в лодку подавался свежий воздух. Одновременно операторы передали обессилевшим людям горячую пищу и регенерационные патроны для поглощения углекислого газа. После этого в колокол перешли семь первых спасающихся. Были задраены люки, и колокол, отделившись от комингс-площадки, через 21 минуту всплыл на поверхность.

Спасенные рассказали, что в отсеке осталось еще 26 человек. Несложный расчет показал время, необходимое для подъема на поверхность всех подводников, не менее 8 часов: по 2 часа на каждый цикл спуска-подъема колокола. Опасаясь ухудшения погоды, Коул взял на себя ответственность и приказал поднимать за один раз по девять человек.

Два очередных подъема окончились благополучно, но во время последнего колокол внезапно остановился приблизительно на полпути между лодкой и поверхностью. Все попытки операторов продолжить подъем ничего не дали. Маккен приказал операторам вновь опуститься на лодку. К колоколу был послан водолаз, который обнаружил, что направляющий трос безнадежно запутался. Его пришлось перекусить, после чего колокол с известными трудностями (направляющий трос позволял регулировать скорость подъема колокола) всплыл на поверхность.

33 подводника были спасены. 13.09.1939 лодка была поднята на поверхность и отбуксирована в ремонт на верфь Portsmouth Navy Yard. В строй субмарина вошла 9.02.1940 уже под новым именем SS-192 «Sailfish».

Во многих флотах мира колокол Маккена стал основным средством спасения экипажей затонувших лодок (хотя злопыхатели говорят, что «Squalus» – первая и последняя успешная спасательная операция, выполненная с помощью колокола).





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх