Может, конечно, случиться так, что сожжение церквей даст обратный эффект, но обычн...

Может, конечно, случиться так, что сожжение церквей даст обратный эффект, но обычно этого не происходит. Ибо даже если церковь и ее трусливые пастухи-евреи усиливаются, то язычество усиливается в десять раз больше!

Сжечь церковь — это как дать меч церкви, но в то же время дать десять мечей язычеству, поэтому язычество сильно усилилось из-за сожжения церквей! Мы получаем психологический эффект: «Покажите Одина народу, и Один засияет в его душе»!

Наши родители с промытыми мозгами и их собственные родители тянутся к церкви, в то время как молодежь тянется к язычеству. Конечно, как молодежь, так и люди постарше интересуются и тем и другим, но я говорю о большинстве. Наша психологическая война — это длительная вещь. Пройдет много времени, пока взрослые увидят все великолепие и роскошь язычества, так что если мы попробуем убеждать их, то мы добьемся результатов только к тому времени, когда они уже умрут от старости!

Вместо этого мы обращаем внимание на наше и на следующее поколения. У них еще не промыты мозги еврейской системой, и поэтому их легче убедить, что язычество необходимо. Когда мы справимся с этим, у них будет еще достаточно времени, даже если, возможно, потребуется 20 лет, чтобы «норвегизировать» их. В то же время христианство постепенно вымрет по мере того, как умрут наши родители и их собственные родители. Время на нашей стороне.

Поколение наших родителей говорит, что на молодежь так легко повлиять, и поэтому мы пытаемся пробудить их. Говорят, что наши идеи так слабы, что мы сможем привлечь только слабую молодежь. Это типичный еврейский способ приукрашивать неугодные вещи.

В реальности у молодежи еще не промыты мозги христианством, и, следовательно, нам легче вербовать на нашу благородную войну молодежь, чем взрослых. Молодежь еще духовно свежа и не испорчена иудеохристианским поклонением смерти и мизантропией. Чем мы моложе, тем менее мы заражены чужой моралью и этикой. Пятнадцатилетний смелее восемнадцатилетнего, — это знают все, кто знает молодежную среду. Именно самые младшие — десятилетние меньше всего боятся, если две шайки дерутся друг с другом. Чем старше, тем трусливее. Это прямо указывает на то, о чем я говорю выше. Чем они младше, тем больше у них нашей природной языческой морали и силы. Чем они старше, тем более индоктринированы они в еврейскую систему!

Это не может быть приукрашено, так есть на самом деле. Довольно об этом.

Чем старше мы становимся, тем меньше вдохновения и радости жизни мы получаем. Иудеохристианская религия смерти делает цветущих языческих детей серыми по мере того, как они вырастают!

Мне 21 год, и судебный психиатр рассматривал меня как ребенка. Это произошло из-за того, что я люблю играть. Когда я был на свободе, я играл с моими товарищами. Возможно, это звучит смешно, но я тем не менее делал это. Мы играли, фехтуя на палках и дубинках.

Мы находили 5–6 палок в лесу и делились на команды. Одна группа могла, например, получить задание защищать какие-нибудь старые монастырские руины, в то время как мы должны их взять. Было темно, и пока четверо защищали руины, двое могли наступать. Следовательно, мы подкрадывались к ним и внезапно нападали, или брали объект, который они прятали в руинах и уходили «живыми» прочь. Правила для фехтования были только такие, что мы не должны были бить по голове, и мы не должны были бить более сильно, чем только для того, чтобы сделать больно, только «пометить». Мы «помечали» как синяками, так и кровавыми ранами (трудно «пометить» палками в 2–3 килограмма). Особенно часты были порезы на пальцах и синяки на руках и ногах.

Нами проигрывалось множество сценариев, например, три-четыре человека охотились за одним в лесу; атака из засады с разнообразными ловушками и тупым копьем, которое бросали в противника; борьба на крутом склоне, над водой и так далее. Скатиться вниз по склону и земле в ручей было не так уж и весело, так что борющийся человек интенсивно старался избежать падения.

Это по-детски, это радостно, ты учишься терпеть боль, и это хорошее физическое упражнение. Ты учишься тактике и умению фехтовать. Если это не отличная игра, то я не знаю, что это такое. Это, разумеется, также и немного опасно, но от этого только еще веселее. Я надеюсь, я никогда не стану «взрослым».

Вернемся к церквям. Многие считают, что церкви представляют нашу культуру, но должно быть ясно для всех и для каждого, что это не так.

Церкви — это часть иудеохристианской (анти)культуры, а не норвежской культуры! Я согласен с тем, что много деревянных церквей построено с языческой архитектурой и выдающимися художниками, но это не значит, что эти церкви не иудеохристианские! Сегодня мы должны возрождать строительное искусство и строить здания в языческом стиле вместо того, чтобы думать о старых деревянных церквях!

Мы не нуждаемся в том, чтобы радоваться существованию деревянных церквей, когда мы так же хорошо можем сегодня построить здания прекраснее и гораздо более культурнее!

Главная причина того, что деревянные церкви сгорают или их пытаются поджечь — это то, на чем они построены. Например, деревянная церковь Фантофт (в поджоге которой я невиновен) построена на природном круге. Это священное языческое место! Такие места используются (использовались) для ритуала Зейда, где люди танцевали в круге. В круге также есть каменный холм-храм, прямо на котором проклятые иудеохристианские дураки поставили большой каменный крест!

Почему они должны ожидать, что мы будем уважать их церкви, если они построены на наших священных языческих местах, возраст которых более тысячи лет?

Все капища были разрушены и уничтожены, или на их месте были построены церкви, когда наша страна была заражена духовной черной смертью около 1000 г. и позже! У нас опять есть только несколько курганов. Все было сровнено с землей и замещено еврейским мусором, таким, как церкви, кладбища и монастыри!

Христиане пробирались к нам и уничтожали то, что было нашим. И если мы делаем то же самое по отношению к ним в совершенно ничтожной степени, то нас заключают в тюрьму и наказывают как «злых сатанистов» и «дьяволопоклонников». Если «дьявол» и существует, то это «бог», которому поклоняются сами иудеохристиане, ибо никто иной, кроме «дьявола», не разрешил бы такое поклонение смерти, которое осуществляют иудеохристиане! Строя иудеохристианский мусор на нашей священной земле, они закрывают дверь к большему знанию нашего прошлого! Они обманули интересующихся культурой людей, заставив их бороться за сохранение старых церквей на священной языческой земле. Они обманули их, сделав их влюбленными в то, что они прячут, и заставили бороться за постепенную — шаг за шагом — гибель нашей собственной культуры!

Если мы будем проводить раскопки под старейшими церквями, то шансы найти следы наших предков, поклонения Асам, Зейда и гальдора (скандинавский магический ритуал — прим. перев.) будут очень большими. Не имеет значения, как красивы деревянные церкви, нас интересует то, что находится под ними, это интересно и для язычников, и для людей, интересующихся культурой! (Иудеохристианам нечего сказать; Норвегия — это языческая земля, наша земля!)

Это касается всех церквей, даже если они были построены в средневековом стиле, — они построены на священной языческой земле.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх