У всех этих веществ общее то, что они дают употребляющим их состояние, которое...

У всех этих веществ общее то, что они дают употребляющим их состояние, которое невозможно получить иным способом — касается ли это «бодрости» от кофе, или тебе «классно» от марихуаны и колы. Следовательно, их употребление — это осознание неуверенности, а когда это касается сильных средств — также страх перед реальностью. Те, кто употребляет сильные средства, делают это, чтобы убежать от реальности, или, как они сами охотно говорят, это создает новую реальность посредством принятия средств, которые меняют восприятие реальности.

Вся преступность, которая появляется из-за употребления сильных наркотических веществ, вызывается запретом на эти вещества, что и делает их дорогими. Именно стремление заполучить деньги, чтобы достать больше наркотиков, приводит к этой преступности. Если бы было легко достать наркотики дешево, то подобной преступности не было бы вообще. Так почему же этого не происходит? Наркоманы убьют себя за короткое время, и без преступности система не будет иметь такую большую власть над людьми.

Как было сказано, наркоманы убьют себя за короткое время, если наркотики станут дешевыми и легкодоступными. Чем меньше слабых и больных выживет, тем лучше, и кто более слаб и болен, чем наркоманы? Если наркоман решает умереть, то его доставляют в больницу, чтобы иудеохристиане могли спасать не имеющую ценности жизнь этому слабому человеку! («Для Бога все одинаково достойны!», — намного правильнее сказать: «чем слабее, тем лучше»).

Если эти сильные наркотические вещества станут легальными, слабейшие в обществе покинут нас и большая часть преступности исчезнет (другую часть система оставляет для себя, — такую, как экономическую преступность, вымогательство, насилие над людьми, подавление и беспокойство людей, воровство, — чтобы использовать деньги налогоплательщиков на все, что угодно, кроме того, чего жаждет норвежский народ).

Другие преступления составляют едва ли один процент от всего этого, даже если именно на них мы привыкли прежде всего обращать внимание. Просто многие преступления замалчиваются системой.

Иудеохристиане говорят, что они любят людей, слабых людей. Я люблю сильных людей, и презираю слабых! Что мы получим от этого? Человека, который становится все слабее и слабее, или человека, который становится все сильнее и сильнее? Я знаю, чего я хочу, и я знаю, чего желает Один. Асы использовали расовую гигиену, смешивая кровь с людьми (от этого не получались ублюдки, ибо это были собственные боги расы, внутренняя сила расы), и Один делал это, или, правильнее сказать, позволял Хеймдаллю делать это для себя, чтобы сделать слабых людей сильнее. Он хотел сделать их сильнее, чтобы люди были более сильными союзниками против йотунов (в этом смысле йотуны такие же чужаки, как и гунны с востока).

Хеймдалль породил троих: Трелла, темного, высокого и сильного мужчину, который положил начало всем рабам; Карла, у которого были рыжие волосы и светлые глаза, он был велик и силен, и который положил начало всем крестьянам; и Ярла, который был блондином, имел голубые глаза, был светлым и прекрасным, высоким и сильным и который положил начало всем воинам, вождям и великим людям.

Никто из этих классов не может вести жизнь ленивого человека, даже если существуют рабы. Все имеют свои задачи, которые требуют как пота, так и крови. Сегодня все рабы для системы, я же не хочу, чтобы вообще кто-либо был рабом!

У нас сегодня совершенно другая структура общества, чем в то время, когда было принято язычество — тысячу и больше лет назад. Мы должны доказать, что мы развиваемся, а не регрессируем.

Нам понятно, что никто не нуждается в рабстве, ибо мы должны жить хорошо и процветающе, но нам также понятно и то, что мы не можем позволить большинству принимать решения. Решения должны приниматься элитой нации — не теми, кто способен только обманывать народ или зарабатывать деньги на чужих страданиях, но теми, кто сознательно желает пожертвовать своей собственной жизнью и своей честью для блага своего народа!

Для правителя очень важно желать пожертвовать своей честью, я опять использую Одина как пример — Один научился Зейду, бесчестной женской магии, только для того, чтобы быть в состоянии делать благо для своего народа.

Знание — это сила, и Один желает иметь обе части только для блага своего народа. Один вырвал свой глаз, чтобы напиться из колодца мудрости Мимира, и он сделал это, только чтобы увеличить свою власть, чтобы делать благо для своего народа. Один повесился на ясене Иггдрасиль (лошади Одина), раненый собственным копьем, только чтобы получить также знание мертвых, знания с той стороны. Всему в жизни он научился сам, но этого было недостаточно, ибо Один желает знать все и научиться всему — чтобы быть самым лучшим господином для народа! Все, что Один делал — он делал, чтобы получить больше знаний, чтобы с помощью большей власти делать благо для своего народа! Один внимает советам своих двенадцати сыновей (а также своей мудрой жены Фригг), но всегда принимает решения сам!

Один — это король над всеми королями, символ того, каким должен быть король! Символ того, кто должен руководить народом. Нет никого сильнее, чем Один!

Стада умирают,
И родичи гибнут,
И смертен ты сам;
Но Одина слава
Никогда не умрет
В бессмертном почете.

Демократия делает так, что слабые и трусливые люди развиваются и процветают за счет сильных! Большинство всегда право, ибо большинство народа гораздо более невежественно, эгоистично и менее одарено, чем те, которые знают, что есть благо для них! Именно поэтому мы стоим перед диллемой, ибо единственный способ прийти к власти в Норвегии — это получить большинство на выборах. Мы опираемся на просвещенных людей настолько, насколько это возможно, но если мы видим, что большинство всегда ошибается на выборах, то это означает, что давать нашему народу власть будет ошибкой!

Следовательно, мы должны сделать народ настолько просвещенным и мудрым, чтобы большинство знало, что есть благо для них, и таким образом мы сможем получить власть в качестве выбора народа, и это не будет плохим выбором.

Единственный способ убедить народ проголосовать за нас — это заставить их понять, что мы знаем лучше и больше всех, и подтверждение тому — именно то, что мы в меньшинстве (если большинство всегда ошибается, то меньшинство должно быть право).

Когда мы получим большинство, то заработает настоящая Демократия, ибо именно большинство, голосующее за нас, стоит слушать. Но подобное означает то, что именно мы должны принимать конечные решения.

С таким большим количеством слабых, больных, невежественных, эгоистичных и малоодаренных людей, которые расплодились за тысячу лет иудеохристианского разведения недочеловеков, это будет чертовски трудной и требующей времени вещью, но «Один должен сражаться и никогда не сдаваться!». И если мы не сумеем спасти народ, то, возможно, наши дети или внуки сделают это; единственное, что я могу с уверенностью сказать — это то, что мы никогда не сдадимся!





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх