Я такой же надменный, хвастливый и самоуверенный, как и мои предки! Сегодня нужно ...

Я такой же надменный, хвастливый и самоуверенный, как и мои предки! Сегодня нужно быть скромным, покорным и нежелательно говорить, как я, что «у меня лучшая в мире компания в тюрьме — я сам». Это вызывает раздражение у многих, и за это они меня не любят. Я хочу сказать моим так называемым единомышленникам, что скромность и покорность — это иудеохристианские ценности! Язычник не должен быть покорным или скромным! Мы не имеем никакой причины быть такими, мы — язычники!

У нас есть все основания чувствовать себя лучше других, и мы на самом деле лучше! Считать по-другому — это остаток еврейских идей, который еще не выветрился из души. Фу, позор!

Христиане завидуют нам, потому что они это понимают, но они не признают, что мы, язычники, лучше их. Они понимают, что мы имеем все основания быть гордыми, мы имеем все основания ходить с задранным носом и грудью вперед. Зависть порождает недобрые намерения и ненависть; я их не люблю, потому что они завистливые! Но то, что они завистливы, вполне понятно, ибо они имеют на то все причины.

В газетах меня обвинили в том, что я «играл спектакль» на суде. Причина этому была в зависти, охватившей журналистов, ибо они увидели храброго гордого язычника, который ни на секунду не дал себя испугать судебной системой еврейского общества! Это непонятно слабым христианам или гуманистам; и когда они увидели сильного гордого язычника, ведущего себя так, они не захотели принять, что я такой и есть! Они знали, что они сами бы наделали в штаны и тряслись бы от страха, окажись они в подобной ситуации, и они боялись позволить мне быть сильнее их! Они не понимают, что я на самом деле сильнее их! Результатом было то, что я «играл спектакль» и поэтому я на самом деле «не понимал, в какой ситуации я оказался». Они сделали так, что это выглядело так, как будто на самом деле я был только юнцом, который не воспринимал ничего серьезно. Они убеждали себя, что только поэтому я не «пополз к кресту» на суде.

Я уверен в том, что я был единственным в зале суда, кто не играл спектакль! Раздражение журналистов можно было почувствовать. Они чертыхались, что я не дал им ни одного основания, чтобы сказать что-нибудь отрицательное про меня в газетах! Они сидели, потирая руки, и надеялись на то, что я заплачу, чтобы они могли бы написать в газетах день спустя, как слаб я был. Они сидели и надеялись на то, что судебные психиатры скажут, что я глуп; когда же судебные психиатры сказали противоположное, журналисты были не особенно рады этому, и так далее.

Я получил характеристику, где было написано: «недостаточное моральное развитие».

Это было подарком для журналистов, наконец-то что-то отрицательное! Журналисты не упомянули в газетах, что мне дали такую характеристику из-за того, что я не имею уважения к жизни негерманцев и без колебаний могу уничтожить всех из них, кто находится в нашей стране, без угрызений совести.

Они, несомненно, желали, чтобы «недостаточное моральное развитие» было бы понято как нечто глупое, детское и близкое к слабоумию. Даже масону-психиатру, который поставил этот диагноз, показалось, что это неудачное название, которое вполне может быть заменено словом «аморальный» (мы говорим здесь о иудеохристианской, а не о языческой морали). И я могу также сказать, что он был удивлен, когда я сам поставил этот диагноз, в то время как все психологи или психиатры пытались дать точное определение (и угадайте, были ли журналисты раздражены?)

Сегодня быть «аморальным» как раз не значит чего-то плохого, и именно «мои единомышленники» должны желать такого блестящего определения. Разве какого-нибудь язычника иудеохристиане назовут «моральным»?

Другая вещь, на которую я обратил внимание, это использование фотографий средствами информации. На самом деле я блондин, у меня чистые голубые глаза и соответствующий рост (180 см). Так как я очень занят этим вопросом (светлые волосы и голубые глаза), я всегда смотрю на свои фотографии в газетах, и они сделаны так мрачно, что у меня черные или темно-каштановые волосы и темные глаза. Телевидение всегда показывало мое лицо так, чтобы быть уверенным, что никто не понял, что я на самом деле выгляжу не как «ужасный сатанист».

Я покрасил волосы в черный цвет один раз в 1992 г., и я это сделал для того, чтобы подчеркнуть мою белую кожу, а не для того, чтобы выглядеть «злым». Я в самом деле обрадовался, когда немецкий журналист описывал меня в немецком еженедельнике как немного похожего на ангела. «Ангельское создание с яростью викинга»! Несомненный комплимент.

Именно газеты создали эту «сатанистскую среду», которая существует сегодня! Если бы газеты не представляли нас как черноволосых «сатанистов», не было бы никакой «сатанинской среды»! Средства информации использовали меня, чтобы воплотить «злого сатаниста», и сделали символом «зла», который представляет «сатанистов»! Это совершенно смешно. Я не выношу ни «сатанистов», ни лавеистов (последователи Антона Шандора ЛаВея (1930–1997), основателя «Церкви Сатаны». Проповедуют сверхиндивидуализм, полный эгоизм и презрение к страданиям других — прим. к шведскому изданию.), ни последователей Алистера Кроули!

Я не люблю черные волосы — это объясняет, почему я покрасил мои волосы только один раз и никогда больше. Я терпеть не могу щуплых малолетних идиотов в черных кожаных куртках! Я не выношу «дьяволопоклонников», они точно такие же иудеохристиане, как и сами христиане! Я не выношу «black metal», единственный «металл», который я слушаю, — это норвежская арийская музыка, такая, как музыка группы Darkthrone и моей собственной группы Burzum, и я терпеть не могу, когда меня сравнивают с этими недочеловеками!!!

Одна из причин, что я убил его (имеется в виду Ойстейн Орзет — прим. перев.) и мы были недругами, была именно эта. Я не хотел, чтобы меня сравнивали именно с ним — «злым дьяволопоклонником с черными волосами и в кожаной куртке». То, что я убил его, само за себя говорит о том, что я думаю о подобных неудачниках и об их идеях (да, кстати, какие у них идеи? Нет у них никаких идей, они только производят впечатление, что они выступают за что-то «злое». Но все это на самом деле детская и еврейская чушь, которой должно стыдиться!).

Я хочу сказать им, как я говорю другим иудеохристианам: «Проснись, ты германец, а не еврей!»





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх